Фэнтези форум
 
ФорумПорталКалендарьГалереяЧаВоПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Птица кенгуру

Перейти вниз 
АвторСообщение
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Птица кенгуру   Сб Янв 02, 2016 7:29 pm

Помесь фэнтези с альтернативной (очень альтернативной) историей.
Выкладывается по мере сочинительства.
Критика приветствуется Smile

Глава I

Литературу в жанре фэнтези Власий Рабинович не любил. Более того, терпеть не мог. И, разумеется, никогда не читал таковой. То ли характер Власия был тому причиной, то ли то обстоятельство, что родители его, как раз, всем этим увлекались, даже на ролёвки выезжали в какие-то зеленя. Никак не повзрослеют. Люди, как-никак, шестой десяток разменяли, а тратят силы, время и деньги на разные глупости! Особенно Власий презирал книжки про параллельные миры и попаданцев, и, скажи ему кто-нибудь, что он сам таким попаданцем станет, плюнул бы тому в лицо.

А началось всё с того, что родители, вместе с Ленкой и другими такими же ненормальными, умотали на очередную свою игрушку, оставив старенький "фордик" в полном распоряжении сына. Этим Власий и решил воспользоваться - съездить отдохнуть куда-нибудь на пару деньков. Поваляться на пляже, поухаживать за девушками, почитать что-нибудь приятное...

Было ещё довольно рано, дорога была пуста, и Власий гнал от души. Он не то не заметил, как впереди что-то туманится, не то значения не придал (ну, туманится, и пусть себе туманится) и, на полной скорости, влетел неизвестно, куда.

***

Первое, что он увидел после нескольких секунд темноты, был снег. Он лежал толстым слоем на соснах и елях, низкорослом кустарнике, сыпался сверху пушистыми хлопьями. Власий не то, что испугался, он просто обалдел, настолько произошедшее не соответствовало его представлениям. Можно, почти с уверенностью, сказать: Власий был близок к панике. "Телепортация? - метались в голове вспугнутые мысли. - В Южное Полушарие? В какую-нибудь Новую Зеландию? Или, вообще, в параллельный мир? - Власий включил в машине радиоприёмник, но, как ни крутил настройку, ничего не поймал, кроме шума, свиста и потрескивания. - Ну, хоть бы слово! Ну, хоть бы одно словечко! Не может же быть, чтобы по всему диапазону пусто! Значит, всё-таки... И что же теперь делать?".

Власий пожалел, что не уделял внимания книжкам на эту тему. Впрочем, книжки врядли бы ему помогли. Попаданцы в них, обычно, либо очень крутые ребята, в прошлом спецназовцы или десантники, либо юные девы. Он же не относится ни к тем, ни к другим.

По всей видимости, Власий так крепко задумался, что не сразу обнаружил, что в стекло кто-то стучится.

- Эй, - худощавый парень, примерно одного с Власием возраста, встревоженно заглядывал внутрь машины. - Ты там как? Ты там живой?

- Да вроде да. А где я, собственно говоря?

- В лесу, - ответствовал Власиев визави. - Как сюда попал, помнишь?

- Да вот, ехал себе, ехал, и тут, вдруг, впереди какая-то муть...

- Понятно. Так я и думал. Вот что, - парень решительно скинул полушубок и шапку-ушанку, - бери, надевай!

- Но... - замялся Власий.

- Надевай, надевай! В этой своей рубашечке в санях поедешь, что ли? Заболеть захотел?

- А сам? Может сделаем так: ты поедешь, а я за тобой? Кстати, далеко ехать?

- Да ехать-то недалеко, вёрст пять, ну, семь. Да, только ведь, ты на мобиле по лесу не проедешь.

- А сам простудиться не боишься? Или ты закалённый?

- Не-а, - весело помотал головой местный житель, - меня, если что, моя Ледушка вылечит.

- А меня? - спросил Власий. - Меня вылечит?

- Конечно. Вот, потому-то, я и не хочу, чтоб ты простужался.

Власий решил больше не спорить. Он облачился в зимнее и, тутже, перебрался в сани, на которых подъехал новый знакомый.

Сани были большие, широкие, расписанные затейливым узором. "Розвальни", так, кажеться, они называются? - Власию, вдруг, вспомнилось, что он где-то слышал это слово, попытался вспомнить, где именно, не смог и принялся умащиваться рядом с разлапистой ёлкой.

- Новый год? - поинтересовался Власий, кивая на лежащее древо.

- Угу, Рождество послезавтра. Что это такое, знаешь?

Власий кивнул.

- Вот и отлично! Значит, первый гость у нас уже есть. Ну, что, умостился? Тогда, но! Давай, Прынцесса! Пошла!

Толстенькая длинногривая лошадка оглянулась на хозяина, нехотя встряхнула головой и двинулась неторопливым шагом.

Некоторое время ехали молча. То есть, это Власий молчал, размышлял, что его ожидает и что ему делать. Потом, всё-таки, не выдержал:

- А, всё-таки, где мы? Что это за страна? Государство?

- Я же сказал, Тихий лес. Государство дальше начинается.

- А пограничный контроль там, всё такое?..

- Какой контроль?

- Ну, если кто-нибудь...

- А, вот ты о чём! Да, конечно, есть, кому смотреть. Вот тебя, например, Кузя первым заметил. Прилетает, весь такой взволнованный, "там, - говорит, - мобиль меж трёх сосен застрял!".

- А потом?

- Да что потом? Кузя спросил, не надобно ли помочь, я ответил, что сам справлюсь и вот приехал.

Между тем, постепенно смеркалось. Удлинялись и густели тени. На пронзительно синем небе зажигались первые звёзды. Из-за верхушек сосен выплыл тонкий серпик Месяца.

- О, вот оно, государство, вон, видишь, за той пихтой начинается, Ойлянское Королевство.


***

Было уже почти совсем темно, когда, в конец продрогший человек открыл ворота, завёл коня и сани во внутрь. Громко и скандально залаяла собака. Тотчас же, окно вспыхнуло жёлтый светом.

- Морда, фу! - раздался женский голос. - Морда, сидеть! - Пёс немного поворчал и умолк. - Хороший Морда! Хороший... Горюша, скорее в дом! - сказала она, чуть ли не втаскивая Горюшу в дверь. - И вы тоже, не стойте столбом, проходите.

Судя по всему, это и была та самая Ледушка, о которой говорилось час с небольшим тому назад. Оказалась она сдобненькая, обильная в верхней и нижней частях тела, с круглым лицом и серовато-голубыми глазами. Едва закрыв за мужчинами дверь, она принялась командовать:

- Скорей иди раздевайся и в кровать.

- Да потом, позже. Всё равно ведь, ночь уже скоро. А пока чайком погреюсь. Ты чай будешь? - обратился он к гостю. - Кстати да, пора познакомиться! Меня зовут Горис. Вот это Леда, - Горис приобнял толстушку, привлекая к себе. - А ты?..

- А я Власий, - представился Рабинович.

- Власий? Ты гляди, и имена у вас точно такие же! Чай, или сперва поужинаешь?

- Чай хазарский, - сказала Леда виновато.

- Хазарский? - с сомнением повторил Горис. - Тогда, пожалуй, не надо. Я лучше кофию заварю. Не рекомендуется, на ночь глядя, да ведь, всё равно, будем трепаться до шестой стражи. Значит, я иду заваривать кофий, а ты пока покорми гостя, Ага?- Горис чмокнул жонку в щёку.

- Мррр... Мя? - рыжий здоровенный котяра выбрался ис-под тахты и вопросительно уставил на хозяйку нахальные зелёные глазища.

- Не тебя, - сказала Леда, - сказано же, гостя. Но и тебе тоже дам немножко рыбки. Идём!

И кот пошёл за женщиной, гордо подняв хвост.

Пока Горис готовил кофе, Власий разглядывал обстановку. простые добротные стулья, расшитая узором скатерть на столе, полки с книгами... Из кухни доносились запахи, погромыхивание посуды и голоса.

- Всё, всё, - говорила Леда, - хватит. Ты уже вон сколько слопал. Гляди, какой стал жирный! Почти, как я.

- Мррр. Мяво! - с сомнением ответствовал кот. Леда, спустя несколько минут, вернулась в комнату.

- Вот, - сказала она, ставя поднос на стол, - кушай пока, мы скоро придём.

Власий и сам не заметил, как умял и рыбу, запечённую с сыром и овощами, и кус пахучего ноздреватого хлеба, и черничное варенье. То ли всё и в правду было так вкусно, то ли от мороза аппетит разыгрался, но, когда вернулись Леда с Горисом, ужин был полностью съеден. Власий взял чашку с дымящимся ароматным напитком.

- Прошу прощения, - сказал он, - а сахара нет?

- Что? - Леда и Горис удивлённо переглянулись. - Сахара? А молочка не надо?



- Да, пожалуй, не помешало бы и молока...

Леда хихикнула, супруг её заржал, как жеребец.

- Правильно? - переспросила Леда, - "дамское питьё"? Тебе?

- Дамское? - удивился Власий. - Почему дамское? Ты же сама...

- Просто кофий пьют все. С сахаром и молоком только дамы, - объяснил Горис. - Ну, ещё малые детишки. Ах, да! Я ж совсем забыл! У вас наверно иначе принято?

- Да никак у нас не принято, - сказал Власий. - Кому как нравится. Вернусь ли я когда-нибудь домой?...

- Да хоть сейчас! Пущай тебе только кто-нибудь там выход откроет, а я тебя телепортом.

- Выход? Какой ещё выход?

- Из телепорта. Какой же ещё? Выход - не вход, его проще сделать. Даже самый плохонький маг...

- Да нет у нас магов! Ни хороших, ни плохоньких, никаких. Только сочиняют про них все, кому не лень. Про всяких там волшебников, эльфов, драконов и всякое.

- Эльфы да, - согласился Горис, - эльфы - сказка, эльфов не бывает. А драконы, волшебники... Вот я, например, существую же!

- Волшебник, - печально сказал Власий. - А вернуть меня не можешь!

- Не могу, - Горис виновато развёл руками. - Нынешний уровень развития магии...

- Понятно, - перебил Власий. - А мне что делать?

- Жить, - ответил Горис. - Там, у себя ты что делал? Работал?

Власий кивнул.

- Брокером. На бирже.

Леду его слова несказанно развеселили.

- Брооокер! Брооокер! - произнесла она, судя по всему, изображая лягушку, - кваааа, кваааа, кваааа! Бре-ке-ке!

- Ты правда лягушкой работал? - поинтересовался Горис. - Или жабой?

"Прикол у них такой, что ли? - думал Власий. - И как же следует реагировать?". .всё-таки, он решил объяснить, кто такие брокеры и что такое биржа, ибо и Горис, и его пышнотелая половина почему-то были уверены, что это баржа. Вскоре Леда начала зевать, потом сказала, что это так скучно, что её клонит в сон и ушла. Горис же выслушал до конца, потом попросил объяснить ещё раз, так как почти ничего не понял. Власий набрался терпения и вновь начал про ценные бумаги, курсы валют, биржевые операции.

- Нет, - сказал Горис, - видимо, без бутылки тут не разобраться. Погоди, сейчас принесу!


Фок-стаксели травить налево!


Последний раз редактировалось: artemus (Чт Фев 18, 2016 3:37 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Сб Янв 09, 2016 7:52 pm

Глава II


Голова уже отказывалась что-либо соображать, а документов, между тем, оставалась ещё солидная стопка. И каких! Финансовые отчёты, кратобюры их раздери!

Феофан оторвал глаза от бумаг и обречённо уставился в окно. Глухая зимняя ночь царила над Лукоморском. Столица спала. Окна её были темны. Только светились огни на сторожевых башнях да Никольский маяк мигал на острие косы. ""Резвая крачка" наверно уже ушла, - с тоской подумал король. - В Кругосветку! Ход у неё отличный, маневренность тоже. Не далее, чем через неделю, будет на Авадаго. Эх, бросить бы всю эту...".

Однако, государством таки нужно было управлять. Феофан потёр виски, помассировал мочки ушей, кончик носа. Однако, это не возымело должного действия и король отправился готовить себе кофий.

Вообще-то, монарху заниматься этим самому было не принято, но не будить же Гервасия в столь позднее время. Да и мало ли, чего там не принято? Ежели всем дурацким предписаниям следовать...

Спустя четверть часа, Феофан с наслаждением втянул ноздрями ароматный пар, отхлебнул горькое горячее питьё. Второй глоток, третий... По мере поглощения кофеина, державные мозги потихоньку прояснялись. "Итак, - король вернулся к бумагам, - какая же у нас разница за уходящий год?.. Нет, что-то не то! Пожалуй, надо ещё чашечку...".

- Ваше величество!

Феофан обернулся. В дверном проёме стоял Григорий, изображая какой-то причудливый иероглиф.

- Ваше величество, - снова заговорил сенешаль, - вы не спите? Шестую стражу пробило.

- А ты? Ты сам отчего не спишь?

- Бессонница, ваше величество, - вздохнул старик. - Вот лежал, всё думал, думал... Вам что-нибудь нужно, ваше величество?

Феофан поморщился, точно от зубной боли.

- Матвеич, ну, зачем эти?.. Мы же не на какой-нибудь церемонии! На кой, через каждые два слова, "величество", "величество"?

- Хорошо, - сказал сенешаль, - не буду. Но, всё-таки, не лучше ли тебе таки пойти спать? Утро вечера мудреней.

- Да врядли смогу нынче уснуть. Вопрос меня мучает, то ли у нас, в Державной казне, что-то нехорошее, то ли это я никудышний государь и мне надобно немедленно снимать корону.

Григорий улыбнулся. "Знаем мы, - подумал он, - только и думаешь, как бы отмазаться от державы и уплыть на острова, к своим рыбам, губкам и ракушкам!".

- Скорее всего, таки в казне, - сказал сенешаль. - Если хочешь, я посмотрю бумаги. Может что-нибудь и найду.

Идея показалась королю весьма разумной. Он, с готовностью, предоставил Матвеичу финансовые отчёты и с интересом наблюдал, как старик ловко расправляется с ними. Не прошло и часа, как стопка, пугавшая Феофана своим размером, была полностью проверена.

- Невероятно! - воскликнул Григорий. А потом прошептал: - Я тоже ничего не понимаю.

Король подобрался.

- Матвеич, правда? У тебя тоже не сходится? И что ж получается?

- Да, вообщем-то, замечательно, - ответил Григорий, - золота в казне не меньше, а больше! Гораздо больше, на целых девять с лишним пудов! Поздравляю! Ты отличный руководитель. Экономика растёт.

Однако, король вовсе не был в восторге.

- Не нравится мне это, - сказал он. - Знаешь, Матвеич, идём на крышу - зажигать костры!

***

Вепрь двигался чутко, прислушиваясь к кривой суковатой дубине в вытянутых руках. Дубина не подавала никаких сигналов, снег тихонько поскрипывал под ногами, Бабочка мерцала в морозном ночном небе.

- Профессор, - послышался в темноте голос Гамадрилуса, - дайте лучше мне. Тупорылый же ничего не учует!

- Зато хитрожопый уж как учует, как учует!..

Вождь хитрожопых, в ответ, дважды хрюкнул.

- Ах, ты!.. Я ж тебя... - Вепрь уже начал разворачиваться, но Знай прикрикнул:

- А ну, цыть! Не балуй! До птицы собрались, али кулаки чесать?

- Да я что? - смущённо пробормотал Вепрь. - Я ничего.

Гамадрилус ехидно усмехнулся. Трое искателей продолжали путь. Знай шествовал впереди, опираясь на тяжёлую суковатую палку. Время от времени он останавливался, поднимал глаза вверх и подолгу смотрел туда. Вепрь с Гамадрилусом тоже останавливались и тоже смотрели в небо. Вождь тупорылых - просто так, на звёзды пялился, вождь же хитрожопых нетерпеливо вертел головой вправо, влево, назад, а потом громко возмущался:

- Безобразие! Где же этот Кузя? Обещал же нас забрать!

- Уймись, - сказал Вепрь. - ничего он не обещал, говорил: "может быть". А ты всё к своей выгоде толкуешь!

Гамадрилус ничего не ответил. Он проверял карманы, поясную и заплечную сумки. Всё ли на месте? Ничего ли не пропало? А, самое главное, цела ли бутылка? Сим сосудом Гамадрилус особенно дорожил, укутал в несколько слоёв ваты и войлока, держал в футляре. Когда Вепрь спросил его, вождь хитрожопых ответил, что дуракам объяснять бесполезно, а sapienti и так sat. Вепрь с ним решительно не согласился:

- Да какой ты умный? - наступал он на оппонента. - Какой умный? Систему из трёх линейных решил и уже вождь! А вот, к примеру, две кочерги брамшкотовым узлом сумеешь связать? У нас это каждый мужик делает. Поэтому-то тупорылые и самые могучие математики во всём Тихолесье.

- Так уж и во всём! - скептически ухмыльнулся Гамадрилус. - Ты что, весь лес прошёл? Вот погоди, у Большой машины мы вас так уделаем!..

- Ага, только смотрите, не надорвитесь.

- Спорим? - вскинулся Гамадрилус. - Спорим, что мы, хитрожопые, решим любое уравнение? И, даже, Уравнение Счастья.

- Цыть! - снова прекратил дискуссию Знай. - Спорить, так уж, как положенно, на Совете племён, у большого костра. А теперь поспешаем! К завтрашнему полудню надобно отыскать вход.

***

Рабинович проснулся и обнаружил себя в незнакомой кровати. Попытался встать, но его, тотчас же, замутило, а в голове всколыхнулась боль и Власий снова упал на подушку. "У, как мне хреново! С кем же это я вчера бухал? Да и где я, собственно говоря? - Власий пытался сориентироваться по окружающему интерьеру. Потолок был белённый, пол дощатый, стены выкрашены голубым. В одном углу тумбочка, в дуругом книжный шкаф, на стене морской пейзаж... - У Женьки Скворцова, - возникло первое предположение и, тотчас же, было отброшено: не позволила бы Женькина половина так наклюкаться. - Значит, у Риты. Но это же не её стиль! У кого-нибудь из сослуживцев?..".

- Доброе утро! - послышался женский голос. Власий постарался сосредоточить взгляд. "Не Рита, точно, - определил он. - Рита худенькая. И не у Женьки. Юля почти блондинка. Значит... Уй, ё!...", - Власий, вдруг, вспомнил вчерашний день и застонал: башка болела немилосердно.

- Плохо, да? - посочувствовала Леда, присаживаясь к Власию на кровать. - Потерпи, сейчас полегчает.

Её полные руки плавно заскользили над Власием и, вскоре, ему, действительно начало становиться легче. Куда-то исчезли головная боль, тошнота и изжога.

- И что вы, мужики, в этой водке только находите? Гадость же! И табачище!..

- Леда, спасибо, - сказал Власий, прерывая возмущённую речь толстушки. - Я уже в порядке. Мне... Мне выйти нужно.

Леда кивнула и удалилась.

Подгоняемый естественной потребностью, Власий оделся быстро. Спешно проследовал через залу (или как там у них называется самая большая комната?), набросил в сенях какую-то шубейку, надел шапку и вышел во двор.

И, едва он ступил на крыльцо, как, тотчас же, стремглав кинулся обратно с истошным криком:

- Дракон! Дракооон!!!

- Чего ты так орёшь? - Горис удивлённо поднял голову от книги. - Ну, дракон. Ну, так что, нужно вопить?

Леда поднялась.

- Пойду, спрошу, что ему нужно.


Фок-стаксели травить налево!


Последний раз редактировалось: artemus (Вс Фев 21, 2016 3:12 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Вт Фев 23, 2016 2:26 pm

Глава III


На сей раз ждать почти не пришлось. Не прошло и пяти минут, а леска уже была смотана, капсула вскрыта, записка прочитана. "Срочно проведите трансмутацию как можно большего количества исходного материала, - велел Спонсор. - Об осуществлении сообщите сразу. Начинаем операцию "кукушонок".". Дилдоф Алойзович Шелкогрубин, блюститель Державной казны, утопил бумажку в унитаз, вымыл руки, открыл шпингалет и вышел из нужника. И, тотчас же,  оказался между двумя плечистыми парнями в тёмно-пурпурной униформе.

- Господин блюститель? - поинтересовался тот, что справа.

- Дааа... Что угодно?

- Извольте пройти с нами.

А тот, что слева, дабы пресечь всякое возмущение со стороны Шелкогрубина, показал ему ордер с королевской подписью и печатью.

Сердце блюстителя прянуло куда-то в низ живота.

- Меня... на Шкурную? - тщетно пытаясь не показать страх, спросил Шелкогрубин.

Правый кромешник усмехнулся.

- Как мы все боимся Шкурной! Нет, пока что, отвезём вас домой. Или желаете в камеру? Ощутить себя страдальцем за идею?

Страдать за идею Дилдофу Алойзовичу решительно не хотелось. Да и Спонсору можно будет капсулу отправить. "Даже если они, сразу начнут обыск, - размышлял Шелкогрубин, - сделаю вид, что живот прихватило, что мочи нету терпеть. Не догадаются же они, что... Или, всё-таки, догадаются? Да нет, не может быть! Мистер Блейбридж говорил, что это особенная методика, особенная школа, а, потому, никто ничего не найдёт и не докажет.".

Когда чёрный блестящий "дрындулет" подъехал к большому двухэтажному особняку с колоннами, настроение Дилдофа Алойзовича было уже почти прекрасным. Он барственным жестом отдал слуге шубу, плюхнулся на скамейку и вытянул ноги - стаскивать сапоги.

- Кофию? - спросил Шелкогрубин. - Или чаю? А, может быть, фалернского? Артур, принеси бочонок из погреба!

- Одну минуту, сударь, - молодой человек рванулся выполнять распоряжение хозяина, но рыжий кромешник его остановил:

- Погодите.

- Да? - Артур обернулся.

- Давно вы работаете у господина казначея?

- Год. Почти год, - тутже поправился парень, - десять месяцев и три недели.

- Получить рассчёт не хотите?

- Что вы себе позволяете?! - возмутился Дилдоф Алойзович, но рыжий ответил:

- Со службы, скорее всего, вас выгонят, дворянства лишат, а, значит, и особнячок отберут.

У Дилдофа Алойзовича снова испортилось настроение.

- Может попробуем как-нибудь договориться? - предложил он.

Рыжий кромешник громко заржал, белобрысый брезгливо скривился.

- Договориться врядли, - сказал рыжий, сквозь приступы смеха, - а вот побеседовать, мы побеседуем. Пройдите в гостиную.

***

Снег на зимнем солнце белел так, что, ежли бы не эти... (как там Знай называл эту штуку?) солнцезащитные очки, можно было ослепнуть. О природе этих самых очков Вепрь и размышлял, шагая в след за профессором к заветной цели. Первое предположение было: "такое может быть только в Океане. Ну, конечно же, это какие-то диковинные раковины южных морей! Внук привёз, наверно, - предположил Вепрь. - Не то правнук. Он же капитаном на "Резвой крачке. Вот и привёз подарок старику.". Потом, вдруг, вспомнилось: Аська говорила, что "Резвая крачка" стояла в Лукоморском порту всего пару часов и никто не сходил на берег. Тогда у вождя тупорылых появилась другая гипотеза: растёт на дереве. "Наверное, профессор его прошлым летом нашёл. А, может быть, и ещё раньше. Вон, как всё затвердело!..". В задумчивости, Вепрь въехал прямо в Знаеву спину, точнее - в его рюкзак. Груз тихонько звякнул.

- Аккуратней!

- А что у вас там, учитель?

- "Что?" да "что?", - проворчал старик. - Стеклянный ключ.

- Бутылки какие-то... Водочка?

- Она.

- Но зачем, учитель?! Почему мы пищи не взяли, зато водку... Выпить-то мы её выпьем, но чем закусывать?

- Дубина еси! - укоризненно прогудел профессор. - Сказал же: водка не нам. Это ключ. От загадок и тайн глубинных.

Далее шли молча. Вскоре они достигли старого сосняка и, под сенью могучих дерев, с облегчением, сняли очки. Здесь движение замедлилось. Знай уже не пёр вперёд, но ступал крадучись, внимательно озирался по сторонам, к чему-то прислушивался...

- Да вот же! - воскликнул он, указываяна три сосны, слегка наклонённые в разные стороны. - Зеваешь, однако!

Вепрь вовсе не зевал. Просто слишком крепко держал рамку. Почему профессор поручил это ему, а не слабосильному вождю хитрожопых, он не понимал.

- Шубы, шапки навыворот! - скомандовал Знай. - Замкнуть контур!

Снег меж трёх сосен был утоптан. На нём даже были видны следы, и звериных лап, и человеческой обуви. Но, едва путники сомкнули руки, почва ушла у них ис-под ног.

Падать оказалось довольно долго. Во время падения Вепрь молился, Знай нет. Впрочем, возможно, он молился тоже, но, из-за этого паникёра, разве что услышишь?!

- Спасииииите!!! - визжал Гамадрилус, так громко и на такой высокой ноте, что закладывало уши. - Спа...

Знай ударил его ладонью по щеке.

- Чего верещишь?

Никуда они, оказываеться, не падали. Стояли посреди огромной пещеры. Сросшиеся сталактиты и сталагмиты образовывали множество причудливых колонн, подпирающих высоченный потолок. Эти колонны были густо оплетены нитями, светящимися бледно-зеленовато. Свечение это было не очень приятно, однако же, позволяло всё видеть. В пещере пахло грибами и прелыми листьями, густо устилавшими пол.

- Где мы? - шёпотом спросил Вепрь.

- В Нердом-Сехуте, судя по всему, - так же тихо ответил Знай.

- Где! - воскликнул Гамадрилус. - В запретной стране? Это же выдумка!

- Значит, не выдумка, - заключил Вепрь.

- Не выдумка, - печально повторил Гамадрилус. - Так, значит, мы глубоко, очень глубоко. Но мы же выберемся отсюда, правда?

- Угу, - мрачно сказал Вепрь, - когда хряк на дереве свистнет. Или после дождичка в четверг!

***

- К дракону?!!!

Однако, Горис продолжал, как ни в чём ни бывало, заниматься своим делом:

"... На третьем обертоне, - бормотал он себе под нос. - И, если резонанс с вот этими двумя связями...".

"Кто знает, - думал Власий, - я ж тут второй день всего. Почему это я решил, что она - его жена? А, если даже и жена... Может, он её дракону на съедение и готовил, откармливал специально... Нет, он же, вроде, её не заставлял! Значит, выходит, она сама...".

- Горюша!

Возвращение Леды перебило ход Власиевых размышлений. Он уставился на неё, позабыв закрыть рот. Горис закрыл книгу.

- Тебя Онуфер вызывает. Срочно. Телепортом. В десять откроет выход.

- А что там стряслось? Кузя не говорил?

- Аська, - сказала Леда. - Она сама мало что поняла. В казне там что-то.

Горис что-то беззвучно выговорил. Потом сказал:

- Жабий клык! У них там что, горшки поопрокидывались? Почему этим должна заниматься магбезопасность, а не полиция, не Кромешная управа?

Вопрос был, разумееться, риторический. Служба - такое дело... Горис стал посреди комнаты и начал шевелить пальцами, щёлкать ими. Туманное облачко вокруг него, то густело, то становилось прозрачнее, пока, наконец, не пошло радужными разводами и Горис, вдруг, исчез. Леда едва успела перекрестить его.

"Да, - подумал Власий, - магия! Надо привыкать.". Однако, естественная потребность напоминала о себе всё настойчивей. Власий осторожно выглянул во двор. Дракона, к счастью, нигде видно не было. Власий сделал своё дело, вымыл руки и направился обратно, но тут, вдруг, давешний дракон, поднняв крыльями ветер, опустился между Власием и крыльцом дома.

Зрелище, конечно, было великолепное. Дракон был зелёный, как бывает зелёной молодая трава. Изящные линии, изгибы шеи и хвоста, крылья, сверкающие на солнце всеми цветами радуги... Но ведь дракон!

- Я невкусный, невкусный, - повторял Власий, глядя на чудовище и медленно пятясь назад. Дракон тоже следил за Власием, тянул шею в след за ним.

- Невкусный! - воскликнул испуганный попаданец.

Дракон аккуратно постучал в окно избы. Спустя с полминуты, на крыльце появилась Леда.

- Это твой пациент? - осведомился дракон, усевшись на хвост и задние лапы и тыча во Власия пальцем передней.

- Почему пациент? - Леда была удивлена. - Это наш гость. Он здоров.

- Да псих какой-то! - сказал дракон. - Вон, вишь, бредит, твердит: "невкусный", "невкусный".

Леда сбежала со ступенек, мимо дракона, приблизилась к Власию.

- Здоров, - заключила она. - Только чем-то сильно напуган. Но это уже проходит. Что случилось?

- Да так, ничего, - ответил Власий, краснея. Какой позор! Надо ж так отпраздновать труса! - Просто показалось. Правда, уже прошло.

- Лед, там это... В Утыкове, Тырь опять наклюкался...

- Понятно, - сказала Леда. - Последи за коржом, чтоб не подгорел! - вскочила верхом на дракона и улетела на нём.

- Вот так, - сказал Власий сам себе.


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Вс Фев 28, 2016 3:22 pm


Глава IV


- Что? - послышалось возмущённо-визгливое. - Что ты сказал?

- А что я сказал? - Вепрь с удивлением обернулся к Гамадрилусу.

- Ах ты, невежа бродяжливый! Ах, ты животное людоблизое! Ах ты...

А голос-то не Гамадрилуса! И вовсе не оттуда. Диковинные люди-нелюди выступили из-за колонн; маленькие, тощие, с большими круглыми, как плошки глазами.

- Чучверхи! - продолжал скандалить какой-то тип, подпрыгивая на кривых коротких ножках. - Я вам покажу чучверхов! Эй, хлопцы, - обернулся он к своим соплеменникам, - хватай этих людоблизов! Хорошие у них кости есть, и прямые, и гнутые. Очень годятся наше священное лыко плести.

Подземные жители угрюмо двинулись на пришельцев. Вепрь, в отчаяньи, поудобней перехватил дубину, Гамадрилус наложил в штаны, а Знай поднял руку и провозгласил:

- Моя твоя понимай! Чучмека - наша человека!

- Наша, наша, - проворчал вождь подземцев. - Никто нас правильно поименовать не может, а всем птицу подавай!

- Ну, я-то знаю, - сказал профессор, - мы ж с тобой, Имянем, не один оборот знакомы. А ребятам я объясню.

- Объясни, объясни, - проворчал вождь Имянем, - что не чучмеки мы, и не чучверхи, и не чохлы! Чудь мы и веря, ясно? - рявкнул он на Гамадрилуса, который съёжился, ни жив, ни мёртв от страха.

- Да, да, - вождь хитрожопых закивал, как Шаньгойский болванчик.

- Вот это чудины, - Имянем повёл рукой вправо, - они рыжие.

Рыжие чудины обозначили себя кивками.

- А это, вишь, верины. Они сивые.

Верины тоже закивали головёнками.

- Товар - деньги - товар! - снова заговорил чудинский вождь. - Деньги - товар - деньги! Вы продавай, мы покупай. Кости покупай, прямые, гнутые. Мы вам золото давать, каменья давать.

- Нет, - ответствовал Знай, - кости, в настоящее время, не продажные.

- Тогда меняй. Вы нам кости, мы вам...

- И не обменные, - перебил профессор, - самим нужны. Посиди с нами пиром да и отпусти с миром.

- Пиром, пиром, - недовольно проворчал Имянем. - Да уж, делать нечего, придётся пировать...

И тут, вдруг, вождь тупорылых брезгливо зажал пальцами ноздри. Он подозрительно покосился на своего хитрожопого коллегу. Имянем же хищно осклабился и что-то приказал своим подданным. Два чудина схватили отчаянно визжащего Гамадрилуса и потащили к большому зияющему отверстию в стене.

***

Сказать, что жилище главного казначея не произвело на кромешников сильного впечатления, конечно же, было бы неверно. Впечатления эти, однако, были разные.

- Вот же хитрющая крыса! - негодовал Гриня О'Коёмов. - Слышь, Седрик. Но когда ж он всё это успел натырить? И почему, до сих пор, никто ничего не замечал?

- Эх ты, деревня! - с покровительственной усмешкой сказал сержант Петраков. - Думаешь, всё это и впрямь золотое? Позолоченное оно, позолоченное.

- Позолоченное, говоришь? - Гриня взял со стола блюдо, взвесил в руке. - Тяжёлое! Золото это, золото. Медное, чугунное было бы легче.

- И, всё-таки, - не соглашался сержант, - это не золото. Столько его быть не может. Свинец наверное.

- Свинец? Так это ж нечистый металл! Или ты думаешь, казначей некромантией балуется?

- Кто знает, кто знает, - задумчиво пробормотал Седрик, - может и балуется. Может непорядок в казне это только повод? А, на самом деле...

- Так давай проверим! Ножичком поскребём, например?

- Я тебе поскребу! Портить вещдоки? Нет, Гриня, скрести - не наше дело. Без нас поскребут, коли надобно будет.

На некоторое время воцарилось молчание. Служивые думали каждый о своём. Гриня о том, что нынче вечером кончается Рождественский пост, о пышечке Анфисе, о том, что скорей бы уже пересменка, ибо надо ещё успеть купить подарок. Более серьёзный и основательный Седрик начинал тревожиться, что-то он слишком долго сидит.

- Заснул он там, что ли?

- Со страху срачка напала! - хохотнул Гриня. - Дело житейское.

Седрик вышел из комнаты, постучал в дверь сортира.

- Эй, вы там скоро?

Никакого ответа.

- Арестованный, вы меня слышите? - Седрик постучал сильнее. - Отзывайтесь, иначе мы будем вынуждены взломать дверь! Не отзывается, - сообщил он подошедшему Грине.

- Уй, ё!.. - схватился за Голову тот. - Никак руки на себя наложил! Яду выпил, или ещё чего. Это ж надо так нас бояться!

- Зови понятых, - мрачно сказал Седрик. - Будем ломать дверь.

Гриня побежал за понятыми, а тут, как раз, и смена подоспела. Так что, когда он вернулся с двумя пожилыми господами и дамой, в коридоре уже шла дискуссия:

- Мага надо вызывать, говорю вам! - убеждал товарищей Аким Солома, лелеющий мечту изловить самого хитрого шпиона, либо же самую зловредную крамолу раскрыть. - С него снять показания нужно поскорее.

- С мага? - ехидно осведомился Седрик.

- С казначея. Пока дух его ещё здесь.

- С духами не маг, тут оккультист нужен, - сказал до сих пор молчавший старый Гвойлих. - Сколько уже тут живёшь, а, до сих пор, таких простых вещей не знаешь.

- А ну-ка, посторонись! - вдруг скомандовал Петраков. - Прошу вас, - обратился он к испуганным обывателям, - дамы и господа, сейчас, в вашем присутствии...

Взлом никаких трудностей не представил. Седрик вставил свой короткий меч между дверью и лудкой. А потом воспользовался им, как рычагом. Засов был выдран, что называется, "с мясом", дверь сортира распахнулась настежь.

Шелкогрубина за ней не оказалось. Ни живого, ни покойника.

- Твою ж... Ох, простите, сударыня, - Гриня вовремя вспомнил про старушку.

- Сбежал гад! - сказал Солома. - Телепортом сбежал. Я ж говорил, мага надо вызывать.

- Голяком? - Седрик, брезгливо, двумя пальцами, поднял из вороха расшитые золотым пазументом штаны. - Не слышал о таком способе телепортации.

- Телепортация - дело, пока что, малоосвоенное, - напомнил Гвойлих. - Может какой-то новый способ?

- Может быть, может быть, - пробормотал Седрик задумчиво. Он, вдруг, что-то заметил, кинулся коршуном. - Вот ещё одна странность, господа. Интересно, что это может быть?

На широкой ладони кромешного сержанта лежал ботинок, очень маленький ботинок.

- Это от шамаханской куклы, - с уверенностью заключил Гвойлих, внимательно разглядывая изделие. - Я бывал в Джескарне, сам видел.

- Час от часу, загадок всё больше, - мрачно подытожил сержант. Все разделяли его чувство. Рождественские выходные накрывались медным тазом.

***

Власий, конечно, понимал, что лазать по нышпоркам - занятие недостойное. Но он же и не собирался! Только то, что на поверхности, то, что доступно. Вот, например, дверь... Власий попробовал, - не заперто. Чтож, посмотрим...

Судя по всему, это был рабочий кабинет Гориса. ТОлстенные книги, диковинный музыкальный инструмент, карта мира над столом... А вот это уже интересно! Ну, ка, что тут у нас?.. Ага, вот оно, Ойлянское королевство! А вот и Лукоморск - столица его. Да, страна немаленькая! И чуть ли не вся восточная Европа, и Скандинавский полуостров... А что за державы у них ещё тут есть?..

- Интересно?

От неожиданности, сердце Власия отчаянно заколотилось.

- Чего испугался? Это я.

- Ты так неожиданно...

- Неуж-то не слышал, как мы с Кузей ругались? Так увлёкся географией.

- Нет, - признался Рабинович. - А с кем ты там ссорился?

- Мы ругались не между собой, а по поводу. Кстати, - Горис протянул сложенный вчетверо листок, - на, читай.

- Вслух?

- Как хочешь.

"Инспектору Службы магической безопасности, Бодунову Горису Гурьяновичу...", - Власий поднял глаза.

- Читай, читай. До конца, потом скажешь.

Впечатление на Рабиновича бумага произвела ошеломляющее. Он так и сел. Хорошо, что хоть не мимо стула.

- Так ты меня?..

- Написано же ясно: "выбрать себе помощника по своему усмотрению". Вот я тебя и выбрал. Ужель откажешься?

- Да, понимаешь, - замялся Власий, - с державой связываться как-то неохота...

- Ну, тогда... - Бодунов сунул руку за отворот куртки. Душа Власия упала вниз. "Сейчас он меня пристрелит! Или прирежет, или ещё что-нибудь, - подумал он, - чтобы тайну не выдал.".

Однако, Горис вынул не нож, не пистолет, или что-то другое, смертоносное, а, всего лишь, крепко завязанный мешочек и тяжело бухнул его на стол.

- Ну, ка, взгляни... Эх, ты! Дай сюда! - Горис, на раз-два, развязал узел, стягивающий горловину. - Что? Теперь готов державное слово выслушать?

Мешочек оказался наполнен монетами, медными и серебряными.

- Это что?

- Жалованье тебе! - ещё одна бумажка легла перед Рабиновичем. - Получи и распишись.


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Сб Мар 05, 2016 8:11 pm

Глава V


Истошный визг Гамадрилуса ещё некоторое время доносился из тьмы и, вдруг, внезапно оборвался. Знай снял шапку и широко перекрестился. Вепрь разобрал: "...грешного раба твоего.". Вождь тупорылых тоже мысленно воззвал к Богине. "Однако, - тут же подумал он, - сдаётся, мы, все втроём, вышли таки на Дорогу. А, у кого Дорога, тому не пристало трусить и ныть. Нытиков Дорога не любит, потому Гамадрилуса и наказала. А вот интересно, - размышлял Вепрь, пытаясь на глаз оценить силы противника, - ведал ли о том этот несчастный трус? Врядли. У хитрожопых понятия Дороги нет, есть лишь цель, а как ты её достигнешь...".

Между тем, пир начался. Чудин с густой, торчащей во все стороны бородищей, пробурчал что-то невразумительное, топнул ногой и плюнул в пол. Тотчас же, из плевка , в несколько мгновений, вырос невероятных размеров гриб.

- Прошу к столу, гости людоблизые, - растягивая в ухмылке щелястый рот, сказал вождь Имянем, - как говориться, чем богаты...

Собственно, чем не стол? Шляпка сажен в пять, коли не больше, плоская, твёрдая. Давешний чудин уже вырастил вокруг грибы поменьше.

- Бери лишь то, что беру я, - шепнул Знай на ухо. Вепрь утвердительно промычал в ответ.

Угощения, отнюдь, не отличались особым разнообразием. Это, опять-таки, были грибы во всех видах: жаренные, сушенные, солёные... Вепрю все они были незнакомы, и он, ни за что бы не рискнул пробовать их сам.

- Чего-то тут не хватает, - прогудел Знай и выставил первую бутылку.

Гомонящие подземцы смолкли, точно по команде. Какой-то верин, собравшийся толкнуть речь, так и застыл с открытым ртом. Вождь Имянем схватил бутылку обеими руками и поднял над головой.

- Крышечка! - восхищённо воскликнул он. - Кры-шеч-кааа!!!

И, тотчас же, от одного подземца к другому, стало разноситься восхищённое: "крышечка!", "крышечка!". Эхо подхватывало и разносило это известие: "крышечка-чка-чка-чка!..".

- Не находит ли большой людоблиз нынешнюю встречу судьбоносной?

Вепрь обернулся. Маленький, даже для своих соплеменников, подземец, судя по серой шевелюре, верин, дёргал его за рукав.

- Чего?

- Сбывается, - ответил пещерный житель.

- Чего сбывается?

Верин принялся объяснять, однако, слова его были столь туманны, что Вепрь почти ничего не понял. Тем временем, бородатый чудин незаметно снял у него с вилки гриб и насадил другой.

- Нет, эта система нерешаема, - сказал вождь тупорылых и, не глядючи, отправил подмену в рот.

Видимо, он собирался ещё что-то сказать, но тут, вдруг, его как-то перекосило, подняло над полом и перевернуло в воздухе. Все прыснули в стороны. И вовремя: мгновенье спустя, перед потрясённой публикой, стоял огромный уникорнус. Он ударил копытом в пол. Лучи трещин побежали по камню.

- О, горе мне! - воскликнул бородатый чудин. - Как я ошибся! Как же я так ошибся?!

***

Как ни пытались бравые ребята из Кромешной управы доказать, что им всякая задача по плечу, в конце концов, вызвать мага, всё-таки, пришлось. Не СМБ-шника, конечно, не хватало, чтобы потом над управой потешались, - частного спеца, практикующего под вольной королевской грамотой. Он, тщательнейшим образом, собрал всё, что осталось от таинственно исчезнувшего казначея, разложил в причудливом порядке и принялся, поочерёдно, медитировать над каждым предметом.

- Мутно, - сказал наконец он, топорща густую косматую бороду. - Слабый пунктир. Штрихи стёрты. Где кукла?

Служивые ответствовали кто разведением рук, кто пожиманием плечь, кто мимически.

- Нету куклы, - резюмировал сержант Петраков. - Наверно, она ему очень нужна, кукла эта?..

- Нужней, чем боярский перстень? - с сомнением покачал головой пожилой волшебник. - Перстень-то в наличии.

- Может, в кукле всё и дело? - предположил Солома. - Может, с её помощью, он и... Скрылся?

- Может, - согласился маг. - Но тут я, увы, ничем не могу помочь. Я этому не учился, - он снял с вешалки пальто. - А, посему, разрешите откланяться, господа!

Сержант Петраков тяжко вздохнул.

- Ничего не попишешь, придёться опять к Онуферу на поклон. Пора в отставку, ребята!

***

Здесь наверняка воняло. Не может же не вонять в канализационной трубе. Но Дилдоф Алойзович не ощущал никаких неприятных запахов. Он дышал воздухом из баллона, а нос его был, на всякий случай, зажат специальным приспособлением. И акваланг пришёлся как раз. Да, Спонсор - великий человек! Вот даже точно рассчитал каким он, агент Шелкогрубин, станет после уменьшения - слэш-гомотетипирования, как сказал мистер Блейбридж. Хорошо бы ещё, чтоб, вместо ботинок, в капсуле были ласты, но в них неудобно бегать, а побегать, скорей всего, агенту Шелкогрубину, прежде, чем, достичь бэк-типера, таки придётся.

Ботинки были хороши ещё и тем, что имели подошву, густо утыканную крепкими острыми шипами. В таких ботинках да ещё и перчатках, имея рост чуть больше пальца, не представляло большого труда взобраться вверх по вертикальной трубе. "Только бы никто не смывал! Только бы никто не смывал! - мысленно молил Дилдоф Алойзович всех богов, духов, демонов и кто там ещё есть. - Ведь, если обрушится сверху, в одном ботинке не удержусь! Особенно, если кому "по-большому" приспичит...".

Ботинков, конечно же, было два. Только он очень спешил. суетился... А, когда стали ломать дверь, мигом нырнул в унитаз в том, что успел надеть.

Дилдофу Алойзовичу повезло. Он благополучно поднялся по стояку, вынырнул из раковины и осторожно спрыгнул на пол. Двери уже не казались ему таким уж непреодолимым препятствием. Двери открывают, а он уж успеет прошмыгнуть в них!

***

За окнами быстро смеркалось. Небо было уже усеяно звёздами, а за стол ещё никто не садился. Власий листал географический атлас, Горис Бодунов нервно расхаживал по комнате.

- Уже давно пора бы возвратиться. Дракону до Утыкова едва ли час лёту. А на протрезвить, и того, пара минут, если даже там они все собрались. Ей разве впервой! Нет, что-то там стряслось, наверно, - Бодунов вынул из ящика воронёный пистолет с длинным стволом, сунул за пояс. - Съезжу-ка я сам в это Утыково... Власе, там, на крайней нижней полке, запасная обойма должна быть.

- Ты... - Рабинович кивнул на оружие, - Будешь из него стрелять?

- Не знаю. Как получится. Может быть, достаточно будет попугать.

- Кого, бандитов?

- Жендюков, - ответил Горис. - Так, ладно. Один не побоишься оставаться?

Инстинкт самосохранения Власию явственно подсказывал: "сиди, не высовывайся!", однако, тут же подумалось: "да он же меня просто уважать перестанет! Да и я сам...".

- Погоди, я сейчас оденусь.

- Горис протянул Власию рукоять пистолета.

- Умеешь пользоваться?

- Вообще-то... Пользовался один раз. В тире. Но не таким...

- Тут всё просто. В обойме четырнадцать патронов. Вот предохранитель. Сдвигаешь вверх и вперёд, до щелчка и оружие готово к бою. Только учти, у него сильная отдача.


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Чт Мар 24, 2016 1:00 pm

Глава VI


- Тангенс альфа пополам! - воскликнул Вепрь и снова ударил в камень копытом. Чудины и верины прыснули в стороны.

- Мухоморден! - вождь Имянем схватил колдуна за бороду. - Я тебе что велел?

- пппПоросёночка, - промямлил Мухоморден, трясясь и заикаясь, - маленького жирненького поросёночка.

- И вот это, по-твоему, называется "поросёнок"? Маленький, да? Жирненький, да? Вот я тебя самого сейчас...

- Не надо! - отчаянно закричал колдун. - Не губи! Я не виноват! Кто ж знал про эту вторую ипостась?

- Он нам тут всё разнесёт!..

- Сейчас! - засуетился колдун. - Сейчас я превращу его обратно.

Он уже собрался вдарить в бубен, но Знай схватил его за руку:

- Стойте, коллега! Что вы делаете? Ведь резонанс...

Вождь Имянем снова затопал ногами и потребовал, чтобы ему всё объяснили. Знай спросил Мухомордена, что тот, собственно, собирался делать?

- Ничего опасного! - заверил колдун. - Только... - он знаками попросил профессора наклониться и что-то зашептал тому на ухо. Знай с начала слушал посмеиваясь, потом стал серьёзен:

- Очень похоже на вторую ипостась.

- Молчать! - заорал вождь. - Я спрашиваю, как и почему здесь это чудовище?! Мухоморден, отвечай!

- Да я только немножко нутебдяпть хотел сделать, - начал оправдываться колдун, - на шампиньон, значит. А воно ж как получилось!

- Очень похоже, - сказал Знай, взглядом указуя на единорога, - что это его вторая ипостась. А, стало быть, покуда он под небом не окажется, обратно его никак не превратить.

- Я ж тут не пролезу! - жалобно проблеял уникорнус. - Мне тут до конца дней? А чем я питаюсь? Я хищный?

И впился в Мухомордена очень плотоядным взглядом.

- Даже не думай, - предупредил Знай, - ты исключительно травоядный.

- Как жаль! - отчаянно воскликнул единорог. - А то б я его, чтоб впредь другим неповадно...

- Как не стыдно? - Знай покачал седой головой. - Такой большой... Ты же исконно магическое существо!

Вепрь приободрился.

- Магическое? А что единороги умеют? Может, проходить сквозь стены?

- Про стены не ведаю, - ответил профессор, - но знаю точно, силою мысли предметы перемещать и всяческие механические действия над оными производить способны. Боюсь соврать, но, вроде бы, и камень резать тоже могут. Но вот, как это делают, не скажу. Надо бы природных расспросить.

- И где ж мы их найдём, природных?

- Вот в том-то и сучок! - ответил Знай хмуро. - Не живут в наших краях уникорнусы. Разве что, забредёт кто, по надобностям или так. Но не зимой же!

- Так, значит, мне тут до весны...

- До весны, - подтвердил профессор. - Но тебе ж, всё равно, в спячку! А там, Бог даст, что-нибудь придумаем.

Вепрь понуро опустил голову.

- Ныть не гоже, - сказал Знай, - ибо сие грех есть. Благодарил бы Создателя, что ты не дракон. Каково бы тебе было, драконом, в запертом пространстве?

Покуда Вепрь воображал себе эту картину, из чёрного зева вышел Гамадрилус, вполне живой и здоровый. Только был он не в штанах, а в короткой плетёной юбке из лыка. "Наверное, - подумал Вепрь, - засранца вымыли, а потом переодели, во что было.".

Так оно и оказалось. Однако, это ещё было далеко не всё. Гамадрилуса не просто подмывали, но и какой-то таинственный ритуал проводили. Какой именно, Гамадрилус ответить не может, глаза у него были завязаны. Он только слышал, что кто-то сильно колотил в бубен и шептал какие-то заклинания.

***

Когда Стив Блейбридж очутился в этом мире, то, почти сразу же, сделал вывод, что он, мир то есть, устроен неправильно. Когда, например, он сообщил здешним купцам, что деньги это тоже товар, над ним долго смеялись. А, когда предложил давать в долг под проценты, схлопотал по морде. Конечно, его степенство Пётр Давыдович Дивинильзон тоже не совсем был прав. Почему бы сперва словами всё не объяснить, зачем же сразу рукоприкладствовать? Однако, и Петра Давыдыча тоже понять можно. Предлагать такое непотребство ему - поставщику королевских библиотек, купцу первой гильдии!.. Нет, у этого человека наверняка горшок вверх дном, а битьубогого... Сами понимаете. Ну, Пётр Давыдович, конечно же, покаялся; назначенные отцом Евлампием поклоны отбил, пуд золота сиротскому приюту пожертвовал, крышу храма святого Гориса-Победителя собственноручно варяжской черепицей покрыл. А вот мистер Блейбридж своё поведение пересматривать и не подумал. Он решил попробовать сделать так, чтоб и этот мир стал для него привычным и комфортным, как родной.

В том, что и здесь найдутся люди, которым новое жизнеустройство бы понравилось, Блейбридж не сомневался. Но где начинать? Ойлянское королевство, куда он и попал первоначально, привлекало природным изобилием и простоватостью населения, но отпугивало феодальными предрассудками и дикими нравами оного. Стиву ещё два или три раза дали по морде, один раз просто вытолкали за дверь и один раз вызвали на поединок. Но, всё-таки, его старания, в конце концов, принесли кое-какие плоды. Главными приобретениями, конечно же, были казначей Дилдоф Шелкогрубин и оккультист Роман Копылянский. Последний, хоть и достигал едва уровня аспиранта, зато был адептом одного весьма перспективного оккультного ученья, несколько сотен лет назад почти повсеместно запрещенного.

Лаборатория его располагалась в небольшом подвальчике. Там было сыро, пахло ржавчиной, стеклянные колбы заливали помещение бледно-зеленоватым светом. Хозяин, рослый человек с бледным лицом и чёрной, как смоль кудрявой шевелюрой, встретил гостя весьма недружелюбно:

- Что вам здесь надо? Убирайтесь в клоаку!

Стив прикрыл тяжёлую дверь на старых немазанных петлях:

- Кстати, об этом я и хотел бы с вами поговорить, о клоаке. Точнее, о том, что в ней. Верны ли сведения, что это можно превратить в золото?

- Золото? - переспросил Копылянский. - Конечно, можно. Но это задача тривиальная и мне неинтересна.

- Вы равнодушны к деньгам?

- Вот здесь, - оккультист легонько постучал ногтем по бутылке тёмного стекла с запечатанной сургучом пробкой, - томится один древний и очень голодный дух. Если вы, в течении минуты, не уберётесь и не забудете дорогу сюда...

- Уже ухожу. Но вы позволите один вопрос, один-единственный? Вы хотели бы работать легально, не прячась вот в этом... Я даже слов не могу подобрать... Помещении?

- Ну, допустим. А вам-то что с этого? Кто вы, вообще, такой и откуда взялись?

Блейбридж представился.

- Нью-Йорк? - удивился Копылянский. - Это где?

Блейбридж вздохнул.

- Далеко. Очень далеко. Это, вообще, не здесь.

- Ага! - воскликнул оккультист. - всё ясно, другой мир! Думаете, я вам смогу помочь вернуться домой?

- А вы можете? Кстати, вы бы могли и сами... У нас у вас бы не было таких проблем. Были бы деньги!

- Заманчиво, очень заманчиво. Но, если я не смогу? Картезия мне почему-то никак не удаётся вызвать. А прочие духи между мирами не гуляют.

- Тогда попробуем принести демократию сюда. Будем убеждать людей, рассказывать. Ну, и, самое главное - деньги. У вас к ним как-то легкомысленно относятся, а, между тем, они и есть основа свободы, они и есть сама свобода.

***

Власий даже не думал, что эта явно перекормленная кобыла способна на бег. Да ещё такой! Однако, Бодунов потрепал животинку по гриве, что-то шепнул ей на ухо, плюхнулся в сани и крикнул: "на абордаж!". Принцесса зыркнула на хозяина блестящим глазом, встряхнула гривой, громко заржала и рванула, что называется, с места в карьер. Только подковы засверкали! Власий ещё удивился, что Горис вовсе и не правил конём. Похоже, лошадь отлично знала дорогу. Власий не очень вникал; куда они несутся, зачем, сколько будут мчаться вот так, по свежевыпавшему снегу.

Как оказалось, мчаться им пришлось недолго. Молодой месяц освещал огороженный частоколом, залитый бетоном дворик. Кособокая, однако, крепкая на вид изба, сарай, ещё какое-то кирпичное сооружение... Горис, пригибаясь, обошёл избу и тихонько поманил Власия за собой.

Аська обнаружилась позади за глухой стеной. Она валялась, прижав к себе пузатый бочонок передними лапами. Когда Горис и Власий показались в её поле зрения, дракониха открыла один глаз, приподняла голову и произнесла:

- Ппп пррривет! - из ноздри вылетело облачко перегара. - С ппп пррр-раздником!

Бодунов был готов рвать и метать.

- Аська! - воскликнул он. - Совсем того?.. Это ж, каким образом, можно так наклюкаться?

- За здд-доррровье! - ещё одно перегарное облачко поднялось и растаяло в морозном воздухе. - Белый танец! Дамы прр-риглашают кавалеров! Я ппп прриглашаю вас. Взмахнём же крылами...

- Так, - сказал Бодунов, - Власе, помогай! Надо её в снег! Вон туда, на огород. Иначе она и до вечера не протрезвеет.

До снега было вовсе не далеко. Вон он, в нескольких шагах, сколько хочешь. Но ведь туда надо ещё дотащить!

- Не надо! - пыталась возмущаться Аська. - Не надо за хвост! Я сама! Сама долечу!

- Надо, - сказал Горис. - И оставь наконец эту бочку!

- Это не бочка! - возразила дракоша. - Это мой маленький! Холодно ему, вот я его и грею.

И дохнула на бочонок перегаром.

Вытрезвление дракона оказалось делом нехитрым. Нужно только, как следует, в снегу вывалять. Горис объяснил, что, в принципе, и лёд бы подошёл, и вода, желательно, холодная:

- Главное, - сказал он, - температуру сбить. А там организм сам справится.

То, как проходит процесс отрезвления, как Аська удивляется, обнаружив, что пытается греть солёные огурцы, как пытается стать на лапы, а потом на крыло, Власий с Горисом уже не видели Бодунов осторожно толкнул в дверь и тихо вошёл во внутрь. Рабинович за ним.

В избе дым стоял коромыслом. Несколько молодых женщин, разной комплекции, лежали в повалку на дощатом полу. Какой-то тип стоял, отвернувшись к открытому окну и курил. На печке во всю работал самогонный аппарат. Поднялась пухлая рука, помахала в воздухе:

- Дятлы, - сонно сказала Леда, - не надо стучать мне по голове!

Горис выстрелил. Зазвенели стёкла. Мужик у окна обернулся. Это оказался человек неопределённного возраста, заросший бородой едва ли не до самых глаз.

- Руки вверх! Не двигаться! - скомандовал Бодунов, направляя на него ствол. - Служба магической безопасности. Вы арестованы!


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Вт Апр 12, 2016 1:14 pm

Глава VII

Мужик послушно поднял руки, а потом пробормотал скороговоркой:

- Инзырг, инзырг оге, азрюг,
Ыботч но лап ан лоп оклуг!

И тут дуло начало вытягиваться, извиваться, обернулось назад... Однако, едва пистолет в руке Бодунова превратился в змею, Горис резко отбросил оную под ноги противнику и сделал щелчок пальцами с выкрутасом. Тотчас же, ядовитое пресмыкающееся обернулось простой бельевой верёвкой. Один конец её обвязался вокруг щиколотки преступника, другой обошёл ножку дюжего стола и уполз куда-то в тень.

- Грота-стаксель на гитов! - скомандовал Бодунов.

И, только злоумышленник очутился на полу, бросился на него, завернул руку за спину и сорвал с шеи какую-то замысловатую побрякушку на тонкой цепочке.

- Ага, "шестихвостый тадипут", если я не ошибаюсь? Уровень не ниже пятого. Кто вам изготовил эту штуку?

- Нашёл. На дороге подобрал. Иду, вижу: блестит. Ну, и взял. Понравилась, красивая. Кто-то потерял, наверно.

Бодунов скривился, точно лимон без сахара зажевал.

- Вот не выношу, когда мне цепляют бубенчики. Да ещё так нагло. Учти, за жендюжество тебе уже... Лет десять, самое меньшее. А тут ещё отягчающее! Так что, готовься, подыскивай себе болото.

- Как болото? - занервничал жендюк. - Почему болото?

- Потому что жабы там живут.

- Лягушки, - сказала Леда, сквозь зевок. Она только что проснулась и теперь героически сражалась с дремотой. - Жаба это, что у нас на огороде по ночам вылезает.

- А, ну, да. Наверное. Значит, будешь ночью на комара охотиться, на мошку всякую. Всёж-таки, польза. Ледушка, - обратился Горис к своей половине, - а она ж, вроде не квакает, жаба та?

- Лягушки квакают, - Леда хихикнула, - когда у них свадьбы. А наша жабка одинокая.

- Слыхал? - обратился к арестованному Бодунов. - Вот и пара тебе, как раз. Свадьбу сыграете...

- Не надо! - мужик уже и не собирался скрывать страх. - Десять лет, двадцат лет, на всю жизнь... Только не в жабу!

- Это уж, как суд решит.

- Так вы меня... В участок? Или прямо на Шкурную?

Горис помотал головой.

- Сперва Феофану Корнеичу про тебя доложим. Власе, глянь, как там Аська? В порядке? Полетишь в Лукоморск.

- Прямо сейчас? - удивился Рабинович.

- А как ты думал? Ты ж ведь на королевской службе? На службе. А имеется указ, если жендюка поймал, немедленно его величеству о том докладывать.

- Но почему я? Ты же, вроде, главнее?

- Власе, - промолвил Бодунов с досадой, - Подданство кому надо, тебе или мне? Вот, как раз, от самого короля и получишь. А я, покамест, этого фрукта постерегу да и с дамами поговорю, когда проснутся. Может вспомнят чего?

- Послушайте, - снова подал голос жендюк, искательно заглядывая в глаза Бодунову, - может быть, мы сможем как-нибудь разойтись, по-хорошему, а? Я готов компенсировать причинённые мной проблемы.

Горис хмыкнул.

- Да, да, компенсировать. Золотом. По полпуда каждой. Ну, и вам по пудику, за хлопоты.

- Пять пудов золота! - мечтательным голосом, чуть ли не на распев, проговорил Бодунов. - Десят тысяч целковых. Моё жалованье за три года, Власия за пять.

Жендюк перестал бояться, даже повеселел.

- Так мы договорились? Вы согласны?

- Нет? - усмехнулся Бодунов.

- Как?! Почему?!!! Мало денег? Хорошо, тысяча? Две?..

- Ну, ты и мразь! - Гориса аж передёрнуло от омерзения. - Думал, всё и всех можешь купить на своё вонючее золото? Да засунь ты его себе... Сам знаешь, куда!

В его словах не было ничего страшного, не было угрозы, однако, арестованный почему-то не просто испугался, а испугался панически, до бледности, до дрожи, до холодного пота. Кажеться, он даже обмочил штаны.

Пока люди решали свои дела там, в кирпичной коробке, Аська, не единожды, успела дать себе зарок: "никогда не брать в рот эту гадость!". Драконихе было, всё ещё, довольно хреново. Вот, чтобы выгнать отраву из организма, она и летала над близлежащей местностью. Полёт этот, правда, даже приблизительно, нельзя было назвать нормальным. Аську заваливало то на правое крыло, то на левое; пару раз она шлёпнулась даже, благо высота была небольшая, а снег глубокий. И, когда Власий показался из дверей, он, как раз, и оказался свидетелем этой сцены, решил, что дракоша явно не в форме и уже собрался было возвращаться в дом, но его остановил вопрос:

- Что там, большая пьянка? Ууу, - Аська выпустила струю едкого дыма, - как башка болит!

- Нету там никакой пьянки, - ответил Власий хмуро. - Жендюка там поймали...

- Ага! А тебя, значит, Горюха послал с докладом! Ну, садись, полетим.

- Но... - замялся Власий, - ты же...

- Ерунда! Доставлю целым и невредимым. Ты только меня развлекай, разговаривай, рассказывай что-нибудь. А то я засну и правда могу упасть.

***

На протяжении всего поста, самым трудным для Реолара был отказ от интимных радостей. Впрочем, для Гелиодорики Феофановны, дела обстояли точно таким же образом. И, поэтому, в Рождественскую ночь, когда молодые люди встретились в коридорах дворца, они, тут же, кинулись в объятия друг другу.

- Рика! Моя милая Рика! - повторял парень в паузах между страстными поцелуями.

- О, Реолар! Мой милый Реолар! - отзывалась девушка, томно трепеща всем своим существом.

Реолар уже справился с застёжками и жадно лобызал пышный бюст возлюбленной.

- О, Рика, Рика! - шептал он. - Хочу! Хочу тебя! Хочу прямо здесь и сейчас!

- О, мы столько терпели!.. Я твоя! Бери меня! Бери скорее!

И тут, за пару мгновений до апофеоза, из-за поворота коридора, вынеслось постороннее тело, сшибло с ног сладкую парочку, само грохнулось на пол и непечатно выразилось.

Нет, заговор против царствующего дома был здесь совершенно ни при чём. Просто Власий в очередной раз свернул за угол, увидел, как эти двое целуются, обжимаются... Парочка была живописная: крупная полная, с выдающимися формами девушка и субтильный парень с... длинными остроконечными ушами.

Вот, из-за этих-то ушей, Власий и не заметил на полу пирожного с кремом, и поскользнулся на нём.

Первой поднялась толстушка. Она окинула быстрым взглядом окружающее, обнаружила причину крушения и заявила:

- Опять Сидор с Глашкой за своё! Ух, чую, кто-то завтра по заднице получит.

- Ты не ушиблась? - заботливо поинтересовался эльф у девушки и, получив в ответ орицательное мотание головой, обернулся к Власию. - А вы?

- Да тоже, вроде, всё в порядке, - ответствовал Рабинович.

- А вы... Кого-то здесь ищете?

- Короля, - признался Власий. - Хожу тут, хожу... Никого. Вот на вас случайно наткнулся.

- Короля? Здесь? - круглое лицо девушки вытянулось от удивления. - Да в банкетном зале все. Праздник же! А зачем вам король?

- Да вот, - Власий тяжко вздохнул, - там Бодунов жендюка поймал. А меня, по этому поводу, послал к вашему монарху.

Парочка переглянулась.

- Бодунов это не Горька случайно?

- Ну, вроде, да. Горис.

- Понятно. Меня зовут Реолар Эолентуанович Васильков. Можно просто Рел, а это её вы...

- Рика, - перебила девушка. - И можно на "ты".

- Ну, а я Власий. Рабинович, если это интересно.

- Рабинович? - уши эльфа заинтересованно задвигались, точно локаторы; большие, невероятно зелёные глаза сделались огромными. - Ты Иезекиилю Фомичу не родственник?

- Понятия не имею, - честно признался Власий, лихорадочно припоминая всех известных троюродных и четвероюродных дядь, братьев, дедушек и племянников. Ни Изекиилей, не Фомичей среди них не обнаружилось. - А кто это?

- Боярин, - ответил Реолар, - адмирал флота.

- Еврей? - спросил, на всякий случай, Власий.

Парочка снова переглянулась.

- А как это? - спросила Рика. - Я не умею.

- Я тоже, - подтвердил Реолар. - Ты расскажи, как, а, лучше. покажи. Мы попробуем.

Власий не врубился.

- Что показать?

- Ну, это... Как евреить.

***

На самом деле, они оказались классные ребята - Рел с Рикой, простые, весёлые. А вот Горис... "Это надо ж было так врать, - думал Власий по дороге к дому, - так вешать на уши лапшу! И всё это на голубом глазу...". Когда он ввалился в сени, настроение его было злым и решительным. Не раздеваясь, Власий заглянул в светёлку. Бодуновы завтракали. Горис попивал кофий, Леда уплетала пирог.

- О! - обрадовалась супружеская чета. - Как раз! Скидывай шубейку, мой руки и за стол!

Власий не двинулся с места.

- Там вещи мои, - сказал он, - принеси мне их, пожалуйста.

Бодуновы обратили на Рабиновича крайне изумлённые физиономии.

- В чём дело?

- В том, что я не люблю, когда мне врут. Не ты говорил: "эльфы - сказка, эльфов не бывает."?

- Ну, да, не бывает.

- Не бывает?! - Власий ехидно усмехнулся. - А я вот сегодня сам, своими глазами, видел эльфа, разговаривал с ним. Он тебе привет передавал. Реолар. Знаешь такого?

- Реолар? - несколько секунд Бодунов переваривал информацию, потом схватил Власия за руку.

- Пошли, - сказал он, таща товарища в кабинет. - Садись, - пошарил глазами по полкам и достал какую-то тоненькую книжку широкого формата.

- Вот они, эльфы! Гляди.

Картинка занимала весь разворот книги и изображала усеянный цветами луг. Эльфы порхали по этим цветам на тонких прозрачных крылышках.


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Сб Апр 23, 2016 11:27 am

Глава VIII


Когда Алька Морковкин впервые узнал, что эльфов на самом деле не бывает, то был так расстроен, что заплакал, не стесняясь ни долговязого Илюху, ни рыжей Анфиски из соседнего двора. Действительно, это было так несправедливо, что все последующие дни, лёжа в постели, да и просто, когда нечем было заняться, Алька размышлял на эту тему. "Ну, как же не бывает? Ведь и мама с папой много об эльфах читали, рассказывали, и бабушка тоже. И в книжках вот тоже написано!..". Да, в свои неполные шесть лет, младший Морковкин уже целых десять книжек прочитал. В том числе и то, что читать ему было явно ещё весьма рано. "Подушки неги сладострастной", например. Эльфы не присутствовали лишь в трёх из них: в "Судовых такелажных работах", "Путеводителю по Джескарне" и учебнику арифметики для первого класса, куда Альке предстоит пойти в следующем году. "Но ведь, - посетила Морковкина следующая мысль, - Илюха ведь старше! Он уже в школу ходит, аж во второй класс! И кому же тогда верить? Нет, всё-таки, лучше бы, чтоб они были!".

Поэтому, когда мальчик зашёл в туалет и увидел там крохотного человечка, он обрадовался несказанно: "Значит, Илюха соврал. Вот же он, эльф - маленький танцовщик летних садов!". Однако, в следующий миг, возникло сомнение: эльфам полагается танцевать, кружить над розами, ромашками и ночными фиалками; подарки на Рождество разносить. А не околачиваться возле унитаза. "А, может быть, - подумал Алька, - он заблудился, не туда попал?..".

- Мама! Мама! Эльфы бывают! - закричал Алька, вбегая в комнату. Его длинные острые уши аж прядали от возбуждения. - Эльфы бывают, - повторил он. - Мам, смотри!

Статная пышногрудая блондинка нанесла последний штрих и,наконец-то, отвлеклась от зеркала. "Что же там такое, противно верещащее, притащил сын? Мышу небось! Или даже крысу... - И тут, вдруг, в нос дамы ударила характерная вонь. Эолендана Теоарловна поспешно зажала его пальцами. - Сладу нет с этим противным мальчишкой! Вечно тянет в дом всякую... Ремнём поучить? Так ведь жалко же!".

- Алеандил, - строго сказала женщина, - Немедленно выкинь эту гадость!

- Мама! - горячо возразил Алька. - Это не гадость! Это маленький эльф! Настоящий. Ну, посмотри, ну, пожалуйста!

Эолендана тяжко вздохнула.

- Эх, Алька, уши надрать тебе некому! Не стыдно тебе? Папа по полгода в море, я тут до поздней ночи работаю, а ты...

- Мам, я в правду! Я не балуюсь. Посмотри сама! Вот.

"Нет, надо всё объяснить, - решила Теоарловна, - спокойно так, обстоятельно, чтобы было понятно...".

- Сыночка, ну, сам погляди, ну, какой же это эльф? От эльфов пахнет цветами, а не какашками.

Алька задумался.

- И что делать, мам? - спросил он растерянно. Решение так и не приходило.

- Выбрось туда, откуда взял, - велела Эолендана Теоарловна, возвращаясь к нанесению боевой раскраски, - хорошенько вымой руки и одевайся. Да, бант не забудь. Это ж тебе не в лесу, во дворец идём!

"Дурацкий бант! - со злостью подумал Алька. - ещё чего, такое надевать! Я что, девчонка, что ли?". Поэтому, чтобы его не уличили в отсутствии банта, Алька и собрался по-военному - быстро и ждал маму уже на улице. Он тоже спешил попасть во дворец, однако, вовсе не ради каких-то девчоночьих танцулек, как могут подумать недогадливые взрослые. Ибо "эту гадость" младший Морковкин не выкинул, а тщательно вымыл, вычистил порошком, стиральным, а потом зубным - от запаха и посадил в спичечный коробок, предварительно проделав в нём дырки (чтоб не задохнулся). "А, вдруг, это какой-то ещё неизвестный науке вид? - подумало развитое не по годам дитя. - А, значит, я сделал открытие!". Дилдоф Алойзович против всего этого возражал, и против мытья, и против посадки в коробок. Вот только Алеандил Морковкин слышал всё это, как комариный писк.

***

То, что он очутился в глубокой заднице, Тарквиний Караблудов понял сразу, едва ему предложили это дело. И, сразу же, надо было отказаться, так нет же, жадность заглушила голос разума! Теперь вот попался с поличным. А к жендюкам закон суров.

А ведь, как всё в начале казалось просто! Импозантный, очень предупредительный господин, однажды вечером, постучался в дверь его дома. Представиться сей господин не представился и Тарквиний Гордеевич, про себя, окрестил его Красавчиком. Красавчик довольно долго трепался на всякие отвлечённые темы и вот, наконец-то, перешёл к делу:

- Нужен сам-сон-сан, - сказал он, понизив голос, - много.

- Много? Сколько именно? И как быстро?

- Двадцать фунтов. Через неделю. Сможете больше, ещё лучше. Заберём всё.

- Двадцать фунтов сам-сон-сана, - задумчиво проговорил Тарквиний Гордеевич, - двадцать фунтов. Это сколько же?.. Что-то непохоже, чтобы вас мучила бессонница.

- Не мне, - сказал Красавчик, - некая особа...

- Эта особа что, в спячку решила впасть? Как медведь? Она, вообще, умеет им пользоваться? Рассчитывать дозу, время?..

- А какая разница? Вы же всё это знаете и умеете. А мы уж вам за это щедро заплатим.

Они торговались долго. Красавчик был пройдоха тот ещё, но и Караблудов не даром целый год у хитрожопых прожил. Он таки выторговал тайну, то, к чему безуспешно столько веков стремились алхимики - как делать золото. Его задача в этом деле была проста: быстренько погружать молодых особ женского пола в забытьё и присматривать за оными, покуда не прибудет дирижабль. Вот, как раз, и пирамидальный тополь, что торчит посреди огорода, послужит причальной мачтой. Тарквиний Гордеевич не спрашивал, куда потом должны переправляться вышеупомянутые особы. Меньше знаешь - меньше переживаешь. И спишь крепче. Однако, кинув беглый взгляд на первую партию и проследив потом за летающим аппаратом, решил, что какой-то шамаханский банкир, или купец решил разнообразить свой гарем. "Шамаханочки же все такие худенькие, такие сухорёбренькие... А вот наши ойлянские девки - совсем другое дело. Там, если щупаешь...".

До сих пор проблем не было. Схема работала безупречно. Никаких следов, конечно, не оставалось, только Красавчик подбрасывал какие-то окровавленные тряпки, дескать, кратобюры съели девочку, что тут поделаешь? Ещё близким сочувствовал, утешал их. Вот те и не обращались не в полицию, ни в кромешную управу, ни в магбезопасность. Но, сегодня, одной взбрело в голову прилететь на драконе. Красавчик этого предусмотреть не мог, у них там, по его словам, драконы вообще не водятся. Если бы в избе не оказалось браги!.. Да всё бы было в порядке, если бы дирижабль появился вовремя. А, когда он, всё-таки, появился, его уже ждали. И повязали всех. Кроме Красавчика. Вот это-то Тарквинию Гордеевичу и было особенно обидно.

***

Игнатий I, прапрапрадед нынешнего короля, частенько говаривал своим юным наследникам: "ребята, ежели хотите, чтобы ваша затея медным тазиком накрылась, непременно запишите её в свои планы.". Феофан XV наставление мудрого предка, по всей видимости, забыл. Иначе не написал бы на сегодня в перекидном календаре: "музыка, песни, танцы и прочие увеселения. Никаких государственных дел.". Как же, повеселишься тут! С начала, то есть, спозаранку, Рика притащила какого-то ненормального, который уверял, что поймал жендюка. Какой бы он там ни был псих, а собственный указ есть указ, и взвод кромешников, на указанный адрес, пришлось выслать. Далее, Рика приподнесла ещё один сюрприз - порвала шедевр Джескарнских портных. Ну, тут, конечно, большой её вины нет. Не знала девочка, что во всём этом нужно шествовать чинно и степенно, а не дрыгать ногами и вертеть попой во все стороны. Ткань треснула по швам, оголивши филейные части принцессы. Мастер Куви Пурвушастра, который, как раз, и пошил сей шедевр портняжного искусства, сделал девушке не очень приличный комплимент и ещё более неприличное предложение, за что был назван шерсторогим козлом и послан в... точнее - на...

Как бы там ни было, а утренник его величеству пришлось начинать самому, покуда принцессе новые одёжки не спорудят.

И вот, за этот-то час, и произошло то, от чего у Феофана и разболелась голова. Заиграла музыка. Распорядитель объявил танец эльфов и фей. Это для самой малышни, она открывает праздник. И тут, вдруг, после первого же такта, подскакивает какой-то ушастый пацанёнок. Никто ничего и сообразить не успел.

- Ваше величество, а я настоящего эльфа поймал! Вот, смотрите!

И коробку спичечную протягивает. Феофан ответил с улыбкой: "да ну?!", а малёк отвечает:

- Я не вру. Честное слово, не вру! У меня папа на "Резвой крачке" служит. Вы посмотрите, ваше величество, ну, пожалуйста! Все думают, эльфов на самом деле нет, а, оказываеться, они есть. Может я открытие сделал? Так запишите меня в Королевское географическое общество.

Феофан коробочку, всё-таки, взял, но, на всяк случай, спросил:

- Как тебя зовут, мальчик?

- Алеандил Морковкин! - гордо ответствовал малёк.

- А что же тебе, Алеандил Морковкин, в географическом обществе понадобилось? Путешествовать хочешь?

Алька кивнул.

Феофан уже собрался сказать какую-нибудь банальность, что для этого нужно хорошо учиться и всё прочее, но тут появилась Рика, и король, наконец-то, смог удалиться, унеся коробочку с собой.

***

Разноцветные огоньки отражались на боках посуды, придавали кушаньям загадочный вид. Запах разнообразных вкусностей оттенялся запахом хвои и, если бы на столе стояли салат "оливье" и "советское шампанское", а в комнате телевизор с "голубым огоньком", Власию бы могло показаться, что он вернулся в далёкое октябрятское детство. Но телевизора не было, что такое "оливье" и "шампанское" хозяева даже не слыхали, а лампочки светили не от розетки, а от какого-то магического источника тока. А тут ещё, вдруг, пол заскрипел и из щели меж досками, в считанные мгновения, вырос гриб и превратился в подозрительного типа, ростом не выше годовалого ребёнка.

- Сгинь, нечистый! - воскликнула Леда, осеняя непрошенного гостя широким крестным знамением. Горис выхватил из воздуха толстенный потрёпанный фолиант и замахнулся им.

- Не надо! - раздался испуганный скрипучий голос. - Не бейте меня! Не бес я, не бес! Мухоморден я! От Зная послан.

Леда подскочила.

- Что? Что с дедой?

- Ничего, - проскрипел Мухоморден, - застряли чуток, - он блеснул круглыми слюдяными глазками на Власия, затем на Бодунова. - Кто тут из вас есть Горис? Идти во двор, большой-большой портал открывать, большой гости ждать в свой пещера!


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Вс Июн 12, 2016 8:26 pm

Глава IX


Для человека неподготовленного впечатление от Джескарны сходно с ударом мешком по голове. Если,до того, он видел, скажем, королевский дворец в Лукоморске и считал это роскошью, то что он мог сказать о Шамаханской столице, где даже общественные нужники украшены богатой лепниной, а статуи и ба и го-рельефы выкрашены золотом? Судя по всему о стиле в архитектуре местные жители имели представление весьма смутное, но богатство привыкли выставлять на показ. Не удивительно, что на двух чужаков в потёртых шубейках смотрели то с любопытством, а то и с подозрением. "А, вдруг, сопрут что-нибудь?". Хотя, здесь-то что можно украсть?

- Ну, вот, - удовлетворённо сказал Стив, рассовывая по карманам золотые слитки, - на начало этого хватит. И на мелкие расходы у нас ещё двадцать золотяков. Летс гоу? Руки не забудь помыть.

- Идём, - ответил Роман. Он уже успел нахвататься чужемирских словечек. - Нам его ещё предстоит разыскать.

И, действительно, поиски заняли чуть ли не весь день. Мало того, что домов со слонами с позолоченными бивнями в городе было целых двадцать (а никаких других примет подельники не знали), но дома эти находились далеко друг от друга, так что, пришлось изрядно побегать. И только, когда серп Месяца, подобно пастуху, вышел к первым звёздам, нужное здание, кажется, было найдено. Да, точно, там же, кроме слонов, ещё и мужик должен быть, с большим...

- Что вам здесь надо? - плечистый детина загородил проход. - Пшли отсюда!

- Нам нужен мастер Свастисрака, - ответил Стив. - Мы не ошиблись, он здесь живёт?

- Пшли вон! - привратник, для острастки, выставил алебарду вперёд остриём. - Мастер не разговаривает со всякими нищебродами.

В ответ один из нищебродов достал из кармана туго набитый кошель. Медленно развязал и достал оттуда несколько серебряных монет.

- Мастеру мы готовы заплатить больше. Гораздо больше.

- Пять серебряков? - возмутился страж. - Мелких ойлянских серебряков?

- Прошу прощения, - Стив протянул ещё один металлический кружок, блеснувший золотом, - к сожалению, мелких денег у нас с собой больше нет. Всё в слитках.

- Хорошо, - привратник быстро спрятал мзду в карман, - ждите здесь, я пойду доложу.

Когда дверь за ним закрылась, Блейбридж сказал:

- ТОлько письменный договор. Никаких устных обещаний, слов чести...

- Не младенец.

Ждать пришлось долго. Компаньоны даже было подумали, что старик просто-напросто на них положил и им следует уйти. Блейбридж уже повернулся, и, в этот момент, открылась дверь.

- Идите за мной. Мастер ждёт вас.

В первый момент Роман подумал, что попал в комнату с людьми, заколдованными на неподвижность. Затем, когда одна из фигур подмигнула, оскалила зубы и сошла с постамента, - в лабораторию некроманта. Нет, управляться со всякого вида нежитью он умеет. Вот только заклинание длинноватое, успеть бы!

- Ну, как мои куколки? - Свастисрака снова довольно усмехнулся. - Нравятся?

- Я просто восхищён, - Блейбридж блеснул в ответ Голливудской улыбкой (не успела ещё потускнеть работа Чикагского дантиста). - Вы настоящий мастер.

- Это невероятно, - сказал Роман, ещё под впечатлением. - Я сперва подумал, они живые...

- А потом как бы наоборот. Испугался?

- Да нет... Не очень, - Роман смутился, - я же... Разбираюсь кое-в чем. Чуть-чуть. Самую малость.

- Ааа, - протянул Свастисрака, - так для этих целей вам нужна кукла? Чья-то конкретно, или вообще? Мне нужно самому видеть человека. Без одежды. Со всех сторон.

- Мастер, - сказал Копылянский, - мы проделали свой извилистый и тернистый путь, дабы проситься к вам в ученики, - он протянул шнур, сплетённый из верблюжей шерсти. - Находясь в здравом уме и твёрдой памяти, не по чьему-либо принуждению, но лишь по собственной воле, вручаю вам...

- Стоп! Стоп! Стоп! - замахал руками Свастисрака. - Спрячьте! Я не беру в ученики иноплеменных.

- А я шамаханец, - Копылянский беспардонно врал, но так было надо, оставалось только надеяться, что мастер не распознает лжи. - Мне лет пять было, наверно, когда на наш караван напали разбойники...

- А потом тебя выкупили? - с нескрываемой насмешкой завершил Свастисрака. - Хорош сказки рассказывать! Ты, конечно, парень чернявый, но мало ли где живут чернявые люди?

- Но меня действительно выкупил странствующий ойлянский монах.

- А потом?

- Да ничего интересного. Окрестили меня... Вырос, выучился...

- А монах, значит, этот, перед самой кончиной, открыл тебе тайну происхождения?

- Ничего он мне не открывал. Я же не несмышлёныш был, я всё помню.

- Ну, да, ну, да, - закивал Свастисрака, - конечно. Тебе же тогда лет десять было. Конечно, помнишь. Что это я в самом деле?..

- Пять, - не поддался на провокацию Копылянский. - Ну, может, шесть.

- Как твоё имя?

- Мать с отцом и все в караване звали меня Шапи.

Мастер неопределённо хмыкнул.

- А этот, - мастер кивнул на Стива, - твой земляк? Тоже пришёл в ученики проситься?

- No, no, - Блейбридж снова продемонстрировал Голливудскую улыбку, - i'm from United States! You understand me?

- Что? - вскинулся кукольник. - Вы ругаетесь?

- Нет, я объяснил, кто я и откуда. Американец. Из Соединённых Штатов.

- Да? - Свастисрака удивлённо вздел брови. - Никогда не слышал. Хотя, я же не специалист по диким племенам.

- Диким! - Блейбридж презрительно усмехнулся. - Моя страна самая культурная и цивилизованная в нашем мире. И самая могущественная, между прочим.

- А, так вы иномирец! Тогда я вас, тем более, не могу взять.

- Ну, что вы, господин Свастисрака, - мне просто очень нравятся ваши работы. Я бы хотел что-нибудь у вас купить.

***

В ночном храме было пусто. И, потому, эхо одиноких шагов гулко отдавалось под сводами. Рослый плечистый человек подошёл к иконе, постоял... Перекрестился... Двинулся дальше... Тут он поднял глаза.

- Вот замечательно, что я застал вас, батюшка! Думал прийти утром, но дело поспешное.

- Вы хотите исповедаться, сын мой? - в тусклом свечении прихожанин оставался, всё ещё, неузнанным. - Вас что-то тяготит?

- Да. То есть, нет. Мне нужна консультация.

- Именно моя? - отец Антоний присмотрелся к посетителю. - Вы, ваше величество?

- Да. Только, прошу вас, никто не должен знать.

- Тайна исповеди. Можете не беспокоиться. Слушаю вас.

- Батюшка, - сказал король, - вы в эльфов верите?

- Смотря кого или что вы подразумеваете под этим словом. Знаете, кое-где так называют людей определённого расового типа.

- Людей? - удивился Феофан. - И какого же типа? Впрочем, неважно, - он достал из кармана коробок, протянул священнику, - это кто по-вашему? Осторожней, сбежит!

- Так, - ловкие пальцы ловко, но осторожно перехватили Дилдофа Алойзовича. - Крылышек я не наблюдаю... Значит, врядли это эльф. Всё-таки. они сказка, ваше величество.

- Я тоже так подумал, - сказал Феофан, - но кто это тогда? Уж не нежить ли какая, а то и нечисть?

- Так давайте прямо сейчас проверим, ваше величество. Святой водички на него капнем...

Дилдоф Алойзович предпринял отчаянную попытку освободиться. Нет, во всё это он, конечно, не верил. Но мало ли? А вдруг?.. Надо ли говорить, что эта попытка побудила мистика поскорее провести пробу?

- Да нет, - отец Антоний вернул мокрого Дилдофа в коробок, - живое существо. Душа на месте. Только какая-то уж очень мелкая душонка. Без лупы и не разглядишь.

- Может, он потому и измельчал? - предположил монарх. - Такое, вообще, возможно?

- Бог его знает. Господь сотворил столько миров. И в каждом столько непознанного! Один человек уже как-то высказывал такую идею. Впрочем, нет, не один.

- Значит, вернуть его в нормальный вид нельзя?

- А к магам вы обращались? Что они сказали?

- Что это противоречит всем известным магическим законам. Профессор Трубкозубов объяснил, что и форма должна измениться, то есть, казначей превратился бы в муху, например. Или таракана.

- Так это казначей? То-то я удивился, лицо показалось где-то виденным! Значит, это Грубников. Вы не в курсе, какой он веры? Может быть я попробую что-то сделать? Или коллег попрошу, падре Мануэля, реба Шлоймо, или...

Грубников рванулся изо всех сил. Вывернулся, впился зубами в огромный натруженный палец. Отец Антоний едва сдержал вскрик, но казначея, конечно же, выпустил.

- Ловите его! - крикнул король, прыгая за Дилдофом, словно кот за мышью. - Уйдёт ведь!

- Оставьте его, сын мой. И подымайтесь. Негоже ползать на четвереньках, тем паче королям. Никуда он не денется, всё в Божьей воле.

***

- Внучка! - в дверной проём заглянул рослый поджарый старик с седой бородой. - Скорей давай одёжку какую тёплую! Человек мёрзнет, - сказал он и поспешно скрылся.

Леда схватила с вешалки шубу и выскочила следом, а, спустя полминуты, в дверях появился и человек в этой самой шубе и, не раздеваясь, прогудел:

- Здорово, народ чесной!

- Привет, - отозвался Власий, с недоумением глядя на пришельца. "Рожа-то какая дикарская!".

Тут вернулись Бодуновы.

- Одёжку в сундуке посмотри, - сказал Горис.

- Мой руки и за стол, - добавила Леда.

- Благодарствую, - ответил незнакомец, застёгивая зелёные дамские штаны. Ничего другого, подходящего, для него не нашлось.

"Ну и кабан! Борец-супертяжеловес, наверно... Из бани его телепортировали, что ли?".

Так Власий подумал, потому что, под шубой, незнакомец был совсем гол. А где же ещё может встретиться голый человек посреди зимы?

- Вепрь, - представился он.

- Власий, - ответил Рабинович, а сам подумал: "имя, что ли такое? Или кликуха? Но ведь как подходит!".

- А я Знай, - старик степенно уселся за стол. - там рыба наверно уже готова.

- Знай это имя?

Знай кивнул.

- Ты что, никогда про меня не слыхал? И в школе не говорили?

- Я... Я нездешний.

- Он попаданец, деда. С позавчера у нас только.

- Ага, - воскликнул Знай, - стало быть, облако ходячее опять у нас побывало! Эх, жаль, опоздал я! Такой материал!

- Ходячее облако! - с благоговением вымолвил Вепрь, возведя очи горе. - Что? Что сказала тебе жрица?

- Какая жрица?

- Облака ходячего. Что она тебе говорила? Чем пожаловала?

- Да не видел я никакой жрицы. Честное слово, не видел. Просто въехал в туман и... Вот.

- Значит, не захотела показываться, - решил толстяк. - Ты бы с ней хоть так побеседовал. Попросил бы чего-нибудь.

- Так я ж не знал. Это что, правда? И она всё может?

- Не знаю, - старик развёл руками. - Так говорят. Не всё, наверно.

- А вернуть назад меня может? Тут у вас, конечно, хорошо, уютно. Но я чувствую себя, как не в своей тарелке. Что делать, чем зарабатывать - даже не представляю. Не сидеть же мне всё время на шее у Гориса.

- А ты уже и не сидишь, - сказал Бодунов, - ты ж на государевой службе. Разве забыл?

- Служба! - сказал Власий с сарказмом. - Да я чувствую себя, как дурак! Не знаю, даже, что там к чему, с чего начинать.

- С золотом? Так и я не знаю. Денежная магия - не по моей части. Это, вообще, совсем другое. Мы своё уже сделали - одного пакосника выловили. Нам поощрение. Слыхал, Власе? Двойное жалование за месяц.

- А потом?

- А что потом? Простейшим вещам, основам я тебя научу. Дальше - сам. Кстати, к какому виду магии... А, ну, да! Я ж совсем забыл! Ничего, там будет видно.

- Так, - Знай стукнул ладонью по столу, - хватит о делах! Праздник у нас, или что?

- Праздник, - согласилась Леда.

- Вот! А что за веселье без музыки? Внучка, принеси там лютню, или гитару каку. Попой, потешь старика. И мужа заодно.

- Сейчас! - Леда поднялась со своего места, но Горис её опередил и, спустя пару минут, вернулся с инструментом в руках.

- Ну, внучка, давай.

- Может быть, Горюша пока споёт? Или Власий? - Леда вопросительно воззрилась сперва на мужа, потом на жильца. - А я вспомню что-нибудь.

Власий решительно помотал головой. Из трёх блатных аккордов он знал два. Поэтому решил не позориться. Бодунов заявил, что не в голосе и накрылось бы культурное мероприятие медным тазиком, но вождь тупорылых решительно взял инициативу в свои руки. Он провёл пальцем по струнам, подкрутил колки, взял первый аккорд и запел:

Мы славный рыцарь Беоблод
И пять его подруг,
Мы отправляемся в поход
За птицей кенгуру.

И Леда с Горисом, тотчас же, присоединились:

Мы знаем: наш далёкий путь
Опасен и непрост,
Но, вдруг, сумеет кто-нибудь
Поймать её за хвост!

Как оказалось, славный рыцарь сэр Беоблод сильно умом не блистал. По сей причине и находил всё время приключения на сидячее место. Не смотря на это, а может быть, именно поэтому, сей персонаж был популярен. Из уст Гориса прозвучала "Женитьба сэра Беоблода", Леды - "Беоблод и дракон". Когда стих заключительный аккорд, Власий воскликнул:

- Ну, ни фига ж себе! Кондовый сюр! Этот Беоблод он что, правда существует? Существовал? Или это плод народной фантазии?

- Правда, - сказал Бодунов. - Кое-что, конечно, присочинили для красного словца, но, по сути, верно. Беоблод существовал.

- Да он и по сей день жив, наверное, - сказал Знай. - Только побеседовать с ним неча и думать. Говорил же я ему: проще надо желания свои излагать. Не послушался и...

- И что? - Власий аж шею вытянул. - Что случилось с Беоблодом?

- Доподлинно, - повёл речь старик, - это никому не ведомо. Это зависит от того, что же он, всё-таки, попросил. Он же понимал, что не шибко умён и всё мечтал... Дайте-ка вспомню... А! Стать вместилищем знаний и мудрости.

- Да, немного, конечно, выспрене, но желание вполне нормальное - стать умным. Не так уж и глуп этот рыцарь, раз понимает такие вещи.

- Это нам ясно. А птица желания выполняет буквально, как скажешь, так и сделает. Просил вместилищем мудрости и всего такого? Вот и получи! Стоит, наверно, наш славный рыцарь в какой-нибудь библиотеке. Страницами шуршит по ночам, пока никто не видит...

- Но у меня же желание вполне конкретное! Знай, прошу вас, расскажите, как её поймать, птицу эту?

- Хочешь попробовать? - Знай зыркнул хитрым глазом. - Не время сейчас. Вот зазеленеет трава, тогда и отправимся.


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
artemus



Сообщения : 1731
Дата регистрации : 2011-07-11
Откуда : просторы Тихого леса

СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   Ср Июл 06, 2016 3:22 pm

Глава X


За птицей кенгуру Знай думал отправиться сразу после Пасхи, то есть, где-то в первых числах мая. Однако, срываться с места пришлось внезапно и в поспешном порядке. Был погожий апрельский день. Солнце, проникая в распахнутое окно сквозь молодую листву, ярко заливало гостиную. Власий старательно копировал замысловатые буквицы из толстенного фолианта с пожелтевшими страницами, а Леда, уютно устроившись на диване, рисовала что-то цветными карандашами. Ей её занятие нравилось. Ему не очень. Привыкшие к клавиатуре пальцы плохо слушались, буквы выходили корявыми, клонились в разные стороны, точь-в-точь, после крепкой попойки.

- Дурацкая каллиграфия! - воскликнул Рабинович, откладывая перо. - Сидеть, изголяться, выписывать эти идиотские завитушки!.. У вас что, даже пишущих машинок нет?

- Пишущих? - Леда задумалась. - Не знаю, не слыхала никогда. Надо будет у деда спросить. Или у Гориса, когда придёт.

- Очень полезная вещь - пишущая машинка. И быстро, и читается легко. Не то, что эти...

И тут, вдруг, раздался стук.

- О! - Леда резво вскочила с места. - Вот и он! Го... Привет, - Бодунова отступила в сторону. - Ты кто?

Вместо Гориса, порог переступила худенькая брюнетка. Перстни,кружева, бриллиантовое ожерелье, меховой воротник на плечах...

- Здрасте, - Власий, вставая, чуть не повалил стул.

- Мне нужен Горис Бодунов, - проигнорировав приветствия, сказала незнакомка. - Эй, ты, - она протянула руку в сторону Леды, пощёлкала пальцами, - ступай, позови его!

- А Горюши сейчас нет. Он у соседки.

- Так ступай и зови его сюда! Скажи, Мхар Яммар Гариту его ждёт!

- Сама ступай. А не хочешь, так подожди. Он вот-вот должен прийти.

- Ты, перекормленная свиноматка! Слышала, что я приказала? сейчас же подняла свой жирный зад...

- А кто ты такая, чтобы приказывать?

- Кто я такая? Ты ещё спрашиваешь? Ты издеваешься?!! Да я с тебя сейчас всё сало спущу!

- Чего? - Леда поднялась, упёрла кулаки в широкие крутые бёдра.

- Девочки! - воскликнул Власий в отчаянии. - Не надо!

Но, увы, крик его остался гласом вопиющего в пустыне.

У Леды было явное преимущество в весе, но у Мхар Яммар Гариту были ногти. Длинные, сантиметра четыре, остро отточенные, они были бы действенным оружием, однако, как ни странно, толстушка оказалась проворнее. Схватив первое, что попалось под руку - стоявший в углу веник, она, принялась дубасить им противницу, быстро тесня оную к двери.

- Вон! Вон отсюда!

- Убивают!!! - завопила вторженка. - Помогите!!!

- Что тут?.. Леда, что за безобразие?

Дамочка, отступая, наткнулась спиной на вернувшегося Бодунова.

- Марьяма? - удивился тот. - Ты-то какими судьбами?

- Горис, накажи свою служанку.

- Какую служанку? У меня нет слуг.

- Как нет? А эта?..

Горис одной рукой приобнял свою половину, привлёк к себе.

- Вот, знакомьтесь, это Ледушка, моя жена. А вот это Марьяма. Мы вместе в школе учились.

- Жена? - кажеться, Марьяма была в шоке. - Как?!!

- Вот так, - усмехнулся Бодунов. - А у тебя что стряслось? Ты ж, небось, прям из Джескарны?

- Горис, - таинственным шёпотом заговорила Марьяма, - мне нужно поговорить с тобой наедине.

- О чём? Говори тут.

- Это дело секретное, понимаешь?

- Да какие у тебя могут быть секреты? Державных ты не знаешь, а твои личные мне неинтересны, так что, можешь не трудиться.

- А вот и знаю, - в голосе Марьямы послышалась надменность. - И не просто державные - международные.

Горис обречённо вздохнул.

- Идём, - сказал он. - Не туда! В кабинет.

Леде всякие политические интриги были до задницы. Она прихватила с собой чашечку с изюмом и вернулась к рисованию. Власий же, воспользовавшись моментом, на цыпочках подкрался к двери в соседнюю комнату и приложил ухо. Нехорошо, конечно, подслушивать, некрасиво, но ведь так интересно! Да и надо же получше узнать, что тут да как.

Как он ни напрягал слух, узнать удалось немного. Первое время так вообще ничего. Только неразборчивое: "бу-бу-бу.". Затем Горис воскликнул: "жабий клык! Как же я сразу не догадался?!". Марьяма ответила что-то тихо, взволнованно. Потом снова: "бу-бу-бу.", "это не выход.", "что теперь, к каждому нужнику вооружённую стражу приставлять?". Затем Марьяма воскликнула, почти как в классической мелодраме: "Горя, Горенька, спасай меня!" и дверь, наконец, отворилась. Власий едва успел отскочить в сторону, прикинуться, что живопись разглядывает.

- Значит, так, - начал Бодунов, - нам надобно бечь. Потом объясню, по дороге. Леда, Власий, собирайте чемодан. Самое необходимое. Марьяма, снимай свои цацки и помогай.

- А ты куда?

- На крышу. Попробую Аську позвать, или Кузю.

Да, дело было в золоте. В том самом, деланном, тайну которого Бодунову со товарищи было поручено разгадать перед Рождеством. Однако, изрядно поломавши голову, Горис понял, что тут либо школа какая-то совершенно другая, либо вообще использовалась не магия, а что-то другое. Дело у него забрали, передали в другой отдел - к оккультистам и тайна ещё гуще покрылась мраком.

Но не только на Ойлянской земле появился неучтённый захав. Другие державы пострадали не меньше. А, наипаче всех, Шамаханское царство, славящееся на весь мир богатством своих купцов.

- Так ты это точно определила? Ошибки быть не может?

- Исключено, - Марьяма поёрзала, сидеть на драконьей спине было неудобно, - не забывай, что я не только магистр финансовых наук, но ещё и Гештаджарья. Причём, из самых прямых потомков, на минуточку!

- Ага, понимаю, - сказал Горис, - ты вызвала дух предка. И что, он тебе вот так прямо и сказал? Без метафор?

- Пурашсипа Правдивый, и при жизни, всегда всё называл своими именами. Нет, тут никакого иносказания быть не может. Если он произнёс: "дерьмо", то это именно оно и есть. Да и, если б ты видел ту усадьбу, так бы и не спрашивал.

Так как лететь было довольно долго, времени на рассказ хватило вполне. Как оказалось, у исчезнувшего таинственным образом казначея был не только дом в Лукоморске, но ещё и загородное имение. Там-то Дилдоф Алойзович во всю и развернулся. Одних золотых изваяний самого себя в полный рост натыкал аж сто двадцать пять штук! А уж всё остальное...

Почему-то решили, что преступник прячется именно там, отправили взвод, окружили усадьбу. А тут-то, как раз, обратное превращение и началось...

- Поймали?

- Дилдофа? Его даже не видели. То ли в дерьме утонул, то ли сбежал раньше. Там сейчас такое творится! Санитарная когорта периметр оцепила. Драконы летают. Купцы в панике.

- Драконы? - Аська повернула голову. - Так мой Кузя тоже там?

- Аська!!! - заорали пассажиры. - Аккуратнее!

А, когда волнение поутихло, Бодунов сказал:

- Врядли. Кузя же дракон дозорный. Его надолго отвлекать нельзя, мало ли что?

- Так я не поняла. - снова подала голос дракоша, однако, на сей раз, от курса не отвлекаясь, - что там в этом золоте такого, что у людей горшки вверх дном опрокидываются?

- Потом объясню, - сказал Горис. - А, лучше - Власий. Когда прилетим на место.

***

Короли тоже люди и тоже должны полноценно отдыхать. Однако, Феофан XV либо выпустил это из виду, либо просто дел державных навалилось невпроворот. Ну, тут уж, хошь-не хошь, придётся разгребать. В одиночку, десять тысяч кратобюров! А что делать, сыновья на службе; жена и старшая дочка приедут, хорошо если к осени; младшая - Рика, девочка, хоть и добрая и готова помочь отцу, но весьма глупая, по крайности, что касается финансов и цифр, а бумажки-то, как раз, финансовые!

Потому и не удивительно, что его величество заснул прямо за столом, в рабочем кабинете. И приснилось ему, что дворец - колокол, а он - его язык: болтается, ударяясь о стенки. От этого и звук такой: "боммм!".

Конечно, Феофан пытался втолковать, что висеть вниз головой, болтаться и ударяться в королевские обязанности никак не входит. Однако, бояре продолжали своё. Народный Совет то ещё ничего, а вот Дворянское Собрание!.. То туда дёрнут, то сюда, спорят, ругаются, сожри их кратобюры! "Сюда!", - кричит пузатый, "сюда!", - вторит ему тощий, но тянет в противоположную сторону. "Всем, всем разом навалиться нужно! - это уже кто-то из народного. - Дабы правда наша сермяжная...".

Вдарили так, что у бедного монарха в башке загудело так, что он сорвался с привязи, разбил стекло, вылетел в окно и... Проснулся.

В кабинете и впрямь звенело: "дыннн, дыннн, дыннн!".

"Байда!", - понял король, стряхивая остатки сна, тихо выматерился и пошёл снимать со стены большое медное зеркало.

Когда медь, наконец, перестала дрожать, а по серебряной поверхности прекратили ходить полосы, перед Феофаном предстала физиономия, круглая, лысая. перепуганная.

- Крах! Катастрофа! - кричал толстяк. Изображение уже стало чётким и Феофану отлично были видны бисеринки пота на его лице. - Мы разорены!!! Мир погиб! Мир на пути к гибели!

"Чья ж это морда такая? - пытался вспомнить король. - Где же я её видел?.. Раджабад?.. Итиль?.. Джескарна?.. Точно!".

- Цыц! - рявкнул Феофан.

- Что?

- Прекратите истерику. господин Суруваши. Что там случилось? И, кстати, почему мне звоните вы. а не сам визирь?

- Нет визиря! И хранителя сокровищ нет, и всего дивана! Никого нет, умерли все!

- Все? - удивился Ойлянский король. - Сами, или их?..

- Сами, - Сураваши опустил глаза. - Не знаю, зарезались они там, или потравились. Нынче утром в башню молчания полезли. Мобеды уже всюду ясны читают, чтоб по Чинвату благополучно прошли.

- Ннндааа... - сказал Феофан, - печально. От меня-то вы что хотите?

- От вас? - растерялся шамаханец. - Я просто испугался, не знаю, что делать. Вот решил сообщить в разные державы... Знаете, золото это такое... Это такое дело, столп мировой экономики, вообразите на минуточку, ваше величество!

- Всё понятно, - сказал Феофан, - золото. У нас тут тоже... Погодите, я тут у себя чуть разгребусь, пришлю кого-нибудь к вам.

Когда изображение исчезло и поверхность байды вернула обычное диффузное отражение, Феофан ещё раз непечатно выразился, сгрёб все бумаги в кучу, открыл дверь и позвал:

- Матвеич!

- Да? - сенешаль появился почти тотчас же - вышел из какого-то кабинета. Всегда при полном при параде, аж смотреть тошно!

- Матвеич, - сказал король, - вот это, - он указал на бумажную гору, - спалишь к свинячим големам. На вот ключ, потом дверь запрёшь. Я на воздух выйду, Рику поищу.

Собственно говоря, Феофан не дочку искал, а этого ушатого лоботряса, милаго дружка ейного. Раздолбай-то Реолар-то, конечно, раздолбай раздолбай, но ведь входы-выходы добре строит.

Рика нашлась в беседке. Принцесса читала какую-то книгу, жевала булку, время от времени отщипывая крошки воробьям.

- А где Рел? Он не с тобой?

- Так пост же, папа.

- И что? Разговаривать же можно.

- А ты думаешь, Рел выдержит? Зачем же его в соблазн вводить? Да и немного уж осталось, чуть больше недели.

- Жаль, - сказал король, присаживаясь, - мне он сейчас очень нужен.

- Я не знаю, где Рел, - сказала девушка, - может с братцем чего магичат, может ещё где. Он тебе нужен, как маг? Я могу его заменить?

Феофан помотал головой.

- Мне будет нужно несколько телепортов, входов и выходов. Пожалуйста, дочка, сходи, разыщи Рела. Тебе-то сподручнее, все уж привыкли.

- Хорошо, папа, - Рика поднялась, отряхнула крошки, - я иду, но...

- Слушай, - сказал король, оглядывая дочку с головы до ног, - а. может, ты наяда? С наядой даже в пост можно.

- В целях лечения. А, если только ради удовольствия, то это такой же грех. Рел ничем не болеет. Да и с чего ты взял, что я наяда? У Горьки Бодунова вот жена. Не может же их столько быть!

- Маловероятно, - сказал Феофан, - но вовсе не исключено. А признаки наяды у тебя налицо. Вот смотри сама: таланты в различных областях искусства при непроходимой тупости в математике - раз; добрый и отходчивый характер - два; любишь плескаться в воде - три. Добавь ещё твои пышные телеса и картина готова.

- Это ещё ни о чём не говорит. Нужен лечебный эффект. А толстушек в нашем королевстве...

"В самом деле, - подумал король, - земля наша богата и обильна, а ойлянские девушки никогда не сидели на диетах. Зачем, спрашиваеться, ходить голодной и всё время думать о еде, если можно как следует покушать и думать о чём-то возвышенном? Нет, Рика права, тут надо или искать специалиста, или... А если я ошибаюсь? Да ведь риск же минимальный, а парень, скорей всего, согласится, тогда я с полным правом смогу послать Шамаханскую царицу с её сынком к...".

- Я вот что сделаю, - сказала принцесса, немного подумав, - я Аську попрошу. Или Кузю. Они ведь всё равно над Лукоморском летают.

Рика бы бросилась искать сама. Не такой уж большой тут грех. Да и искупается достаточно легко, но ведь пари есть пари!

***

Кроме Романа и Стива, у мастера Раджупы Свастисраки был ещё один ученик. И, в отличие от первых двух, Имбре учителю верил искренне и ловил каждое его слово, однако, сегодня, гуру стал задавать вопросы сам:

- Какую форму имеет обиталище наше? - вопрошал он, вдыхая дым ароматических палочек. - Как выглядит наш мир?

- Как шар, о, мудрейший, - ответствовал Имбре, склоняясь почтенно. - Форма, близкая к шару, - поправился он, заметив недовольство на лице наставника.

- О, глупцы! - снисходительно промолвил наставник. - Форма, близкая к шару! Надо же такое придумать! Наш мир это большая задница, вот какую форму он имеет.

- Учитель, - пробормотал Имбре.

- Да, да! И у задницы две половинки. Там, на той другой, ни трудностей нет, ни опасений, Сладкие плоды круглый год зреют там. Младые пастушки гуляют средь цветов, радостно отдаваясь каждому встречному...

Ученики внимали. Блейбриджу всё это было забавно, не более, но могло принести хорошую прибыль. Имбрарыес Пички, видевший голых женщин, разве что, на картинке, едва не пускал слюни. А Роман Копылянский, придав лицу выражение рассеянности, тихо размышлял: "сегодня же прикончить старого придурка, или подождать? Всему, что умел, он нас уже научил, а так человечек совершенно никчемный, бесполезный. Нет, - решил некромант, - ещё не время. Надо дождаться подходящего случая.".


Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Птица кенгуру   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Птица кенгуру
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
7 Небо :: Литературное творчество :: Проза форумчан-
Перейти: