Фэнтези форум
 
ФорумПорталКалендарьГалереяЧаВоПоискРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Звездный огонь.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Линдор Айвендил



Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 2:52 pm

Пока могу сказать, что позиция автора неясна.
Вот эти две последние реплики, Дэна и Серга. Они производят странное впечатление, пока не могу сказать даже, почему. Такое впечатление, что есть какой-то разрыв между сознанием, словами и поступками. Я подозреваю, что так и задумано, и это интригует: что же с ними реально происходит.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 3:02 pm

Пардон, а какое именно впечатление? Жутко любопытно Question
и какая именно позиция не ясна?
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 3:10 pm

Ну, хорошо они поступают (настоящие патриоты) или плохо (роботы) Если роботы, то как их до этого довели - технологии? внушение?
"Служите верно" "Непременно". Такое впечатление, что это в обоих случаях компьютерная программа выдает стандартный ответ. Или автоответчик в телефоне, которому все равно, кто его слушает и слушает ли. Да это же и прямо говорится. Дэну все равно, Серг говорит отстраненно. Только пока непонятно, автор намеренно нас шокирует?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 3:12 pm

так таки именно шокирует? что не так?
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 3:23 pm

То, что они говорят как роботы. То, что их заманили обманом, а они об этом, похоже, забыли. То, что цели этой войны туманны.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июн 02, 2012 3:31 pm

Ааа... понял. ну, надеюсь, не разочарую
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вс Июн 17, 2012 5:59 pm



Тянутся секунды ожидания, Дэн не боялся и не жаждал. Он делал то, что должен был и только. Он сказал любимой, что они встретятся и выполнет обещание. Сейчас все закончится, сейчас, осталось мгновение...
Истребитель шел по инерции с постоянной скоростью. Невесовмость. Ремни ее сглаживали, но тело чувствовало. Голова немного кружилась. Немного стало тащить вбок. Ерунда, бывает, но почему нет удара?
Опережая догадку, Дэн открыл глаза. Черное небо. Никаких обломков, только на дальнем сканере искрятся пустынные отметки. Они приближаются, но уклонение по-прежнему возможно. На техническом канале отметка "стыковка". Машина Серга прекрасно видна из кабины.
- Как это понимать?
- А как хочешь, командир. Самоубийство на войне — неприемлимая блажь.
- Да, ты прав. Сколько пустынников страдают от невозможности оказать горячее гостеприимство чистой мартовской девочке, как они об этом мечтают... Ты прав, пора уходить. Отпусти меня.
- Есть. - Выдохнул Серг с отчетливым облегчением.
Машину чуть тряхнуло. Стыковка прошла гладко, пока не включились боковые, не чувствовалось, что смерть откладывается. Друг прав, война не окончена. Сножество человекообразных обезьян жаждут чистой крови в своих кабинах, за своими пультами, угрожая всему, что Дэн любил и во что верил…
- Эй, пустынники, вы всё видели? – кричит Дэн на общей волне.
- Да, - ответил безжизненный голос. – Видели и запомнили.
- Запоминай лучше - моё имя Дэн Грэгг.
Машины лежали на обратном курсе. Решение принято. Чтобы убить его, песчаным крысам придется попотеть. Не надо размениваться на мелкие колкости, Дэн чувствовал, как пустынник ждет пафосноого монолога. Не дождется. Он и его соплеменники каждый день войны будут получать ответы. Да будет так.
Носитель вышел из изнанки едва ли не перед самым носом, стыковались быстро. Корабль был из чужой флотилии и, после приёма машин, сразу же прыгнул. Дэна не пустили в места сбора экипажа и он оставался в ангаре. Кажется, от боя решили уклониться. Странная война.
Через час, после повторного выхода из изнанки и короткого перелета домой, Дэн со свим звеном оказались на борту. Опять он остаётся в одиночестве - ребят куда-то отозвали. Никто не приставал с расспросами, наверняка поддробности о новом подвиге Дэна еще не разошлись.
В каморке названной медотсеком стояли Ник и незнакомый врач, что странно, посколку врачей на малые носители не полагалось.
- Доложите о полете. - Ник выцвел и видом и голосом. Отправляя в полет выглядел иначе. Официальные слова не вязались с тоном. Больше подошло бы простое " как ты"?
- Пилот Инна Прин была обнаружена на борту вражеского транспорта. Судя по косвенным и прямым признакам, подверглась насилию. Ввиду невозможности спасти ее и близости вражеских кораблей, мной было принято решение уничтожить корабль. Она мое решение одобрила. - Дэн слышит себя со стороны. Голос надтреснутый и неубедительный. - Потом было проведено уклонение и возвращение на борт носителя.
- Как вы сами оцениваете свои действия? - Ласковый голос врача заползал в уши и одновременно бил по голове. Не к месту это все.
- Избавление от страданий, удар милосердия. Кара преступникам. Все сразу. - И, чуть кивнув Нику, Дэн добавил, - Командир, я отдаю себе отчет, что мной совершено военное преступление и готов нести ответственность. Мотив поступка обяснить не могу, раскаяния не чувствую.
Ник с доктором обменялись долгими взглядами. Первый, как казалось, хотел продолжить речь Дэна и добавить, что он жаждет эту ответственность нести. Хочет услышать чтение ритуального приговора, лай древних команд, залп… Второй был устало - любопытен, дескать опять, опять тоже самое в новом исполнении.
Дэн подмечал все это словно смотрел кино. Пусть творят что хотят, никакого к нему отношения это не имеет. Пусть идет в се как идет. Главное стоять прямо, поскольку ноги подкашаваются и вообще, словно здорово выпил. Лица офицеров уплывают в туман. Спустя какое-то время, наверно небольшое, перед лицом Дэна образовалось облачко в форме руки со стаканчиком. Ему что-то говрили, но Дэн не слышал, а скорее догадался, что от него требуют и опрокинул лекарство в себя, не чувствуя вкуса. Потом потянулись тысячи километров коридоров и размытых лиц и кто-то, кажется Серг, тащил его на себе до койки. А потом стало темно.
Утром, хотя сокрее всего по корабельному времени давно день, дэн проснулся бодрым и отдохнувшим, с поправкой на обстоятельства. В голове пустота, но координация востановлена, на текущие потребности тело отзывается без задержек, сиюминутные мысли точны. Подставляя голову под струи скудного душа, вытираясь и жуя завтрак то тут,то там всплывали обрывки муторных снов. Даже не снов, а демонстрации всего вчерашнего дня в замедленном режиме. Стремительная атака была наспешным дрейфом в черной толще воды, осколки и перегретый газ взрывов представали грубым полотенцем, скребущем по корпусу, взрыв лайнера был неторопливым, как шевеление щупальцев актинии, как колыхание болотной тины... Только более красивым.
Когда пережевал последний кусок, Дэн вдруг подумал, что выдать пустынникам его не могут. Его растреляют свои, в пресутствии представителей нейтралов, но выдавать не будут. Подобная мысль наполнила его и без того споконйый разум уверенностью. Жалко только, что повоевал мало. Столько транспортов еще ждут своей очереди. И почему на меня все так смотрят?
Действительно, с момента пробуждения Дэна как будто сторонились. Никто к нему не подошел, не заговорил, хотя разговоры вокруг шли в обычном режиме. Все жили обычной жизнью, просматривали записи боев или письма из дома, читали или крутили рукоятки имитаторов, но Дэна обходили так, как будто он был ценным цветком на хрупкой подставке, готовой опрокинуться при самом нежном касании. И взгляды, странные взгляды. Не понять, что в них, брошенных вскользь. Не жалость, не презрение и даже не растерянность. Он был не тем Дэном, который вместе с ними прилетел на "базу - пять". Наверное, никто не знал о чем говорить с этим незнакомцем.
Дэн спустился в ангар и спросил у ближайшего техника:
- Где мое звено?
- Снаружи патрулирует.
- Кто вместо меня?
- Никого. Спокойный участок, неполный состав.
- Меня что, уже отстранили или послали в отставку?
- Да вроде говорят... - Техник, на чьём комдинезоне было написано "Джордж" и до того выглядевший почти ровесником, теперь мог сойти за моложавого отца. - Говрят, что срыв у тебя. Тебя тот доктор, что прилетал с "Рассвета", вроде признал не годным. Не бери в голову - в кабинете вас же было трое. Все это домыслы. Если переутомился, то отдохнешь и вернешься в строй. Если сорвался из-за гибели Инны, мы все ее оплакиваем, хорошая была девушка, вы были отличной парой, то только крепче бить врагов будешь. От такого пилота не отказываются. На этих хлюпиков ты не похож.
- На кого?
- Ну, помнишь, был у нас один, которого еще пару лет бы за партой продержать, а не в бой бросать, который все очки считал?
- Помню.
- У тебя, к стати, сколько насчитали?
- Без понятия. - Дэн начинал тяготится разговором.-  Мы же воюем, а не играем.
- Ну так он этого не понял. Его из боя вернули на принудительном. Вытаскивали силой, а он все кричал, что это все по-настоящему, что никого домой не отправляют, а они все гибнут. Кричал, что хочет домой, и все такое... Примерно за час до твоего прилета. Я думаю, что тот доктор прилетел не только из-за тебя. У него побывало еще двое. И когда мозговед гулял по кораблю, то одного остановит и что-то спросит, глядя в глаза, то другого. А паникера отправили куда-то.
-Ясно, спасибо.
- Не дергайся, я думаю, что эта история не про тебя. Ты же не думал, что все это игрушки?
- Нет, еще на Марте
- Тогда отдыхай, мой тебе совет.
- Спасибо.
Хороша рекомендация - отдыхать на корабле, где все доступные человеку помещения обойдешь минут за десять. Дэн зашел в тренажерку, но никакого подема не ощутил, только быстро устал. Видимо, утренняя бодрость не была настоящей. Хорошо, что скоро все закончтся. С Инной они вскоре встретятся, по приговору суда. И с Нейлом. Не плохо.
Одно хорошо- ничего не хотелось делать. В других обстоятельствах Дэна угнетало бы безделье. А теперь сел - и сидит глядя в стену. Лег и лежит. Это занятие приятно.
Потом был обед, во время которого Дэн периодически принимал участие в ничего не значащих разговорах, тему которых забывал сразу же по окончании. Он ждал. Ник не появлялся. За то появилось звено.
-Что снаружи? - официально Дэна пока не лишили звания, так что приходится отбывать номер. Было даже забавно.
- Полный порядок. Наши решили не вступать в бой. Так, погоняли разведчиков. Утром завалили спутник, но нам делать было нечего. Космос вымер.
Да, пока не подверждено, но марконцы решились выступить против нас. - молчаливый Марк решил добавить. - Говорят, что нас надо призвать к порядку.
И виноват в этом я, подумал Дэн, но промалчал. На лицах друзей был написан вопрос, но им проще было немедленно вылететь по тревоге, чем задать его.
-Я в порядке. - Чуть слышный выдох в ответ.- Чем-то меня напоили вчера. Ощущение такое, что для полного счастья меня осталось только высадить на грядку. дождик прошел - радость, Солнышко вышло -счастье.
Опять странные взгляды.
- Ладно, успокойтесть, я в порядке.
Серг с сомнением пожевал губами и произнес:
- Похоже, вчера отчислили последнего настоящео игрока. Из тех, кто не верил, что все настощее.
- Да, стармех сказал мне. Но мы с вами вроде в строю.
- Ага.- Удивительно, как столько скепсиса можно вложить в короткое восклицание. Надо полагать, что Дэн по мнению Серга тоже выпал, только в другую сторону. Дэн подумал так, но ему было все равно.
Посидели еще немного, сыграли несколько партий в облеченную версию Игры, «звездный огонёк». Потом Дэна вызвали.
Ник был в кабинете один. Едва взглянув нанего, Дэн подумал, что не только юные игроки столкнулись с реальностью. Мастер-наставник явно тоже представлял себе войну как-то иначе. Захотелось быстро сбегать за бутылкой, сидеть потом и взаимно друг другу жаловаться и утешать.
- Отошел немного?
- Так точно.
- Садись. - сам Ник стоял, то делая пару шагов в середину кабинета, то возвращаясь. - Ты не передумал нести ответственность?
- Никак нет.
- Прекрати, тебе этот сленг не идет. А ответственность ты получишь.
-?
- Пилот Григорьев, комиссия разобрала инцидент с лайнером "Водяной". Вы признаны виновным в преднамеренном уничтожении корабля и гибели четырехсот семнадцати его пассажиров и членов команды.
- Что будут с моим звеном?
- Будет доукомплектовано. Ответственность за ваши действия не понесут, поскольку не могли знать о цели ваших действий.
- Я успею с ними попрощаться?
- Нет, если не поумнеешь.
- Простите?
- Я не договорил. Не смотря на имеющийся в ваших действиях состав преступления, в выдаче вас противнику или наказании своими силами обвинителям было отказано. Подробная экспертиза вашего радиообмена показала, что с вероятностью более девяноста процентов ваша оценка обстановки на лайнере была верной. Это значит, что вы не отвечаете за свои действия в тот момент, поскольку находились в аффекте. - Ник выдохнул и перешел на человеческий тон. – Дэн, не вспоминай обрывки законов и не пытайся обосновать необходимость твоего немедленного расстрела. Марконцы объявили нам войну. Нам нужны пилоты. Твое звено остается за тобой. Обрати свое горе на врагов. Надеюсь, полученные уроки позволят тебе больше ценить жизнь однополчан. Молчать!
Ник опередил восклицание, успев крикнуть за короткий вздох,
- Мне плевать, что ты там думаешь! Война разрастается. Да, ты получил ту самую войну, которая тебе грезилась много лет. Тебе и твоим соплякам - игроманам. Чего хотели, то и получили. - Голос Ника опять сорвался до умоляющих интонаций. - И не смотри на меня голодным котенком, не надо. Летучий детский сад, а не носитель. Один на второй неделе боев открывает, что это все взаправду и просится домой к маме, другой с напарником затевают гонки с препятсвиями, а когда им говорят, что это опасно, отвечают что перезагрузятся. Третий идет по трупам близких людей в своем пути к смерти. Я про тебя.
- Я понял. Так что было с тем игроком?
- Отправили домой. А что оставалось? К полетам не пригоден по психическому состоянию. Когда его пытались успокоить, что, дескать, отдохнет и снова в бой, то он обмочился.
- Только не говорите, что эта ситуация для вас сюрприз.
- Нет, если честно, мы думали что процент как боевых, так и психических потерь среды вас будет больше эдак на треть. Молодцы, хорошо натренировались в своей игрушке.
- А где в этой классификации я? - Дэн продолжал предложенный разговор, поскольку ему было уже все равно. Придется ждать, когда встретится более удачливый и меткий противник. В этом аспекте вступление в войну марконцев хорошая новость. Слегка любопытно, что скажет Ник, когда Дэн нарвется.
- Ты крепкий середняк, но удачливый. Потенциал роста хороший, возможно даже отличный. Бой тебя не пугает, просто обстоятельства так складываются. Перефразируя поговорку " везет в игре, не везет в любви". Как ты думаешь, в твоем звене может кто сорваться?
- Нет. Все, с кем я общался на базе, догадывались, что нас готовят к чему-то большему, чем чемпионат. Беспокоился только Нейл...
Опять перед глазами идет слайд - шоу. Туманящие лайнер и маленькую искру рядом с ним слезы. Мольба, которую уже некому слышать. Трассы очередей, попадание, взрыв...
- он хорошим был человеком, Днанила. просто сделал неверный выбор. Он...
- Завите меня Дэном, командир. Разрешите идти?
- Иди. И помни, что бы ты не натворил, рядом с тобой по-прежнему те, кому ты нужен. Твое звено без тебя загнется.
- Кубрик встретил его вопросительными взглядами.

- Я с вами, ребята. Ник пообещал кого-то на замену Инне.

- А что с трибуналом? - Марвин брякнул иедва не побежал от гнева окружающих.

- все в порядке. Откладывается до "после войны". А будет ли он - все в руках наших и судьбы.

Остаток дня пошел тихо. Немного поиграли, но Серг вскоре кивнул кому-то из пилотов, тот попросился за комп и Дэн с облегчением уступил место у терминала.

Он лежал, изучая верхнюю полку, искал едва приметные отметины на пластике и думал ни о чем. В фильмах в таких ситуациях показывают сентиментальные воспоминания героя под нарочито- грустную музыку. Странно, но Дэну не мерещились ни Иннина улыбка, ни скоротечные свидания, в режиме "скорей, пока сюда никто не вошел", ни простое нежное знание, что она рядом. Думалось только отом, что сказала она за пятнадцать часов до смерти, что они оба герои какого-то фильма. И конец будет не как в жизни, а по особым законам. Правы оказались оба - трагедия случилось и герой будет мстить, хотя показать, как Он убивает Ее вроде никто не додумался. И кому воздавать по заслугам? Растрела не будет, а кончать с собой с помощью противника звено не позволит, а губить ребят это грубейшее нарушение жанра, будь он проклят. Заснуть до отбоя не удалось, а когда погасили свет, Дэн не заметил, а утром смог бы сказать, когда заснул и

спал ли вообще. Снаружи и внутри было темно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вс Июл 01, 2012 10:09 pm

- Ну что, перекур закончился. - Ник выглядел так, словно не спал. Дэн за завтраком перехватил фразу техника, что ночью корабль принял большую дозу информации. Планы и распоряжения на сегодня? - Поскольку политическая обстановка изменилась, командование решило, что триннадцатая колония должна быть нашей. Через час подойдут десантники. Вы их прикроете. Что сидим? - раздражается искренне, наверное от усталости. - Пошли, пошли вводная закончена.

Десять минут на проверку, пять на одевание и занятие места в кабине. Не уловимо сколько на прыжок. Дэн очнулся только в полете. Обстановка вкруг колонии чем-то изменилась. ПОявился тяжелый кробль. Кажется - второй класс, крейсер. Старой, шарообразной конструкции, значит легкий, вполне досягаем. Но гланое не тут.

Прямо по курсу выпрыгивают десантные баржи. Одноразовые посудины, чье назначение выйти из Изнанкии, сохранить несколько минут и сбросить десант. Уродливые коробки, в которых даже в прежнее время Дэн не мог найти пристойных линий. А теперь ему захотелось хоть кого- то сбить. Прямо сейчас.

Пустынники предпринимали какие-то маневры, но слишком далеко. Дэн не подумал, а почувствовал, как завершается рассчет прыжка перехватчиков. Скоро они возникнут внутри строя и тогда...

- Звено, управление огнем на меня. - зачем и сам не знает. Ребята слушаются.

Истребители медленно догонялидесант, четез пару минут догят. примерно на это же время намесался контакт с противиком. Соеди кораблей у колонии были и незнакомые очертания. Оперативно усилии союзников, молодцы.

Дэн на на короткое время отключился от электроноого взгляда на пространство. Он знал, что глазами ничего не увидит, но тем не менее, можно сказать, что просил у звезд поддержки, смотря на них теми глазами, что получил от природы, а не от техники. Космос был пуст. Даже до ближайшего транспорта пара сотен километров. Истребители звена - невидимые искорки. Надо помнить, что космос велик и вся возня в путоте как танец пылинок в библиотеке полной чужой мудрости. Есть ведь и не видимое, вроде сказал "изнанка" и будто все понял. Дэн переключил зрение обратно.

Транспорты почти догнаны. Прямо по курсу, чуть выше оси движения пошла волна по пространству. Иллюзия, бред, но она была похожа на круг на воде от броска камня. Только сейчас наоборот - пространство возмутолось и вибросило из себя корабль. Марконцы. Тяжелый фрегат.

Одним мгновением Дэн впитал в себя его целиком, пока быстро и мучительно- медленно фюзеляж поворачивался на крыльях к врагу. Две выпуклые элиптические линзы соединенные прямоугольной, ребристой, все в наростах и провалах перемычкой. Такой корабль должен поворачиваться к противнику острым углом, но сейчас корабль смотрел на Дэна небронированной стороной борта. Как и всегда при выходе из изнанки у наблюдателя было впечатление, что корабль он видит уже какое-то время. Необычном было то, в этот раз впечатление смазывали четыре длинные очереди и два ракетных залпа, летящих к фрегату.

В последний момент корабль дернулся - экипаж и системы наведения очнулись и открыли огонь по дерзкой мелюзге,но поздно. Звено рассыпалось серией уклонений. Небольшой участок борта между линзами мелко закипел от разрывов, как лужа под дождем. Первые ракеты проломили борт. Второй залп влетел внутрь корабля. Он уклонялся, окрызок слитной очереди пересек корпус, снеся одну из плюющихся огнем установок, а ракеты попали куда надо. И третий раз тоже.

За фрегатом потянутся газо- пылевой шлейф и крошево обломков. Он был еще боеспособен, но четверть, не меньше, гермообъема была разгерметизированна. Вместо уверенного занятия позиции получилось рваное рыскание, а в него уже летели снаряды с тяжелых кораблей. Пара попаданий и все кончено.

Успевшие взлететь с фрегата истребители тут же сязываются боем. самоотверженные ребята - первое их движене блыло в сторону десантников, но Дэн заставил их передумать и начать крутится вокруг остова носителя.

От ракет звено уклонилось легко, благо, одна из ракет взорвалась налетев на обломок. Отвечать было нечем и все сближались для пушечного огня. Дэн успел отключить управление общим огнем звена как раз когда полетела вторая партия ракет. Первыю он просто ресрезал - секунда полета по прямой и пара очередей. Дэн успел подумать, что к одной пушке надо управляемые снаряды взять. На корабле он есть, но как-то не пользуются спросом.

Трое на четверо - не интересно. Истребители марконцев тоже так себе. Некрасивые, двояко закругленные циллиндры. Кабина в середине, посаженная между пушками. Впринципе, их подвижность по сторонам сравнима с "факельщиком", хотя повороты лучше читаются.

Обе группы закручивают спирали, по иронии одни направо, а другие налево, то есть сближаются лоб в лоб.Противно вот так, когда все решается скорострельностью. Хаос уклонений не помогает - две пары блокируют друг друга, а Дэн с Сергом палят по одному. Чей снаряд стал последним не важно, марконец набрать успел с десяток от обоих. И не столько взорвался, сколько рассыпался. Запомним: машины крепкие.

На том и кончилось все, не сговариваясь Дэн перенес огонь на одного, а ,Серг на второго. Уже двое раскрошились, один пилот катапультировался. Хорошо, к этим ребятам у Дэна зла не было.

Десантники уже рядом. Серп планеты резал небо во всем поле видимости. При максимальном увеличении над атмосферой виделись крохотные искорки. В пространстве тринадцатой колонии развертывалось что-то крупное.

Можно было огдядеться, но первые квадро уже давали пристрелочные очереди. На таком расстоянии десантники уклоняться могли но все их движения были предсказуемыми и долго продолжаться не могли. Вот на тот-то, крайний вариант и были нужны истребители.
Неудачная позиция - успеть можно только разогнавшись, а тормозить придется уже под огнем. Приглядевшись к пустынникам Дэн рещил рискнуть. Сбрасывая скорость почти среди десантников, открывает огонь по двум ближайшим к ним кводно. Хаотический обстрел - трое по одному, стра*нецензурная брань* варианты уклонения, один по второму, через неравномерные отрезки времени меняясь. Оба отворачивают. Однин, решив что слабый огонь по нему дает шанс было продолжил атаку, но схлопотав снаряд по касательной передумал. Баржи отплевывались уверенно, звено деда заняло пустоты между секторами обстрела. Плохо, что основное внимание на терировках уделялось не связанным с кораблями маневрам. То один, то другой оказывались в опасной близости от дружественного огня. Квадро быстро просекли эту особенность и обнаглели. Когда снарял мелькнул под брюхом, Дэн понял что надо делать. Он направил машину на ближайшего пустынника, дав знак "делай как я", ближайшим пустым сектором. Тот, видя что противник идет огранисенный в маневре, сильно не обеспокоился. Дэн шлет команду на отстреливающийся десантник "прекратить огонь" и поворачивает быстрее, чем прекратили летель мимо снаряды. Риск оправдался: дернувшийся квадро сразу же оказался в мешке. Огонь шел с другой стороны, а уклониться вовремя не дала инерция. Сбит.
Остальные тут же рассыпались, форсированно рванули навстеречу, веротно рассчитывая на то, что десантники не будут стрелять. Ошиблись. Сектора обстрела в этот момент стали узкими, пропуская истребитель рассыпавшегося звена, которое потом пересобралось и ринулось добивать уцелевших. Пустынники ошиблись: в этот момент они могли завалить транспорт, а по кртутящимся факельщикам не попали. Два уцелевших квадро на полной тяге прошли сквозь строй и начали быстро удаляться. Дэн доганять их не стал.
Прямо по курсу появляется новая волна из восьми квадро. Скорее всего шли с маскировкой по инерции, ждали случая, который сейчас предоставлен. Пока торможение и разгон, они успевают пустить ракеты. Среди строя, не разобрать на расстоянии кто именно, были тяжелые квадро. Три или четыре. Как навверное матерят сейчас вояки свое прикрытие! Маневр -то из двух волн, видимой и скрытой не новый.
Дэн сноова разгоняется, зрая что не успевает. Он начал только сближаться с баржами, как полетели по две пары ракет в ближайшие к планете. Не учпевает. Он стреляет оставшимися ракетами, передав подрыв десантникам. Он оценивает вероятность закрытия их собой и даже не радуется, что получается.
Десантники подарками распорядилисть правильно - две ракеты сбиты, остальные прорежены. Дэн прорывается, идет в лоб на последнюю, угрожающую головному кораблю. В последний момент запускает ловушки. На них ракете чхать, один из контейнеров, не успевший рассыпаться полностью бьет по голоаке. Переусердствовали оружейники с параноей защиты от систем электронной борьбы - ракета имела проостой контактный взрыватель мгновенного действия. Баржа прошла сквозь облачко взрыва не поцарапав обшивку. Сергу не повезло. Ему сносит боковые двигатели, выбрасывает катапультой. Равета все-таки взрывается с запозданием. Он не пострадал. Баржи синхронно разворачиваются к оставшимся квадро широкой стороной, растреливая тех, кто прорвался. Дэн улыбнулся. Он уже догнал Серга и почти уровнялся. Дважды ошибки повторяют лишь конченные идиоты. Плевать на приказ - сначала спасение, а потом бой. Серг занял свое место на закорках быстро, словно все время это делал.
- Тебе влетит от Ника, - сказал тот, едва подключился к внутренней связи. Звено направлялось по направлению к скоплению вспышек над северным полюсом планеты. Десант шел туда же.
- Ну и пусть.
Внимание привлек крупный корабль, шедший так, словно собирался врезаться в планету. Только когда от обводов корпуса потянулись струи плазмы он начал менять курс. От корпуса крейсера отделялись кассетные бомбы. Гдето - в низу, над самой мутью, замнявшей тут облака, они рассыпались белыми гвоздиками и скравались из виду. Снизу стреляли чем-то вроде управляемых снарядов, мелькнуло даже пара лучей, похожих на прямые, гладкие перевернутые молнии. Одна попала в корабль, другая нет. От брони отделилось несколько роев горящих светлячков, но полет и бомбардировка продолжались. Молодцы парни. Было бы интересно увидеть, как воспринимают бой они...
Десантники дружно нырнули вниз. Над самой атмосферой они выровнялись, сбрасывая груз и снижаясь плоской частью вперед. Потом, как следовало из фильмов, они отразятся от атмосферы и уйдут обратно вверх.
Прямо по курсу маячил какой-то крупный обломок, изуродованный до неузнаваемости. Остался он от вчерашнего боя или кто-то хорошо поработал сегодня, Дэн не знал, только по полузабытой игровой привычке, он решил его обследовать. Тут конечно реальный мир, но...
Рука сама отстрелила Серга. Машина дернулась, уклоняясь от частых коротких очередей. Дэн успевал только держать между собой и невидимым врагом четвертушку секунды. Тоненький волосок, отделяющий его от тяжелых снарядов. Выйти на атаку не получалось - слишком близко. Остальные рассыпаются, заходят под прикрытием обломка с разных сторон, надо чуть -чуть продержаться... Все кончилось так же, как и началось.
- Кто его сделал? - царапина в пересохшем горле. - Какого он был типа, с такими снарядами?
- Не было никого. Это фрагмент боевоко корабля. Ты оживил одну из установок заградогня. У нее снаряды просто закончились.
- Ну надо же. - Дэну перестало быть интересным происшествие. - пошли дальше. Он быстро вернулся на прежнюю траекторию, подхватил Серга и направился дальше.
Над полюсом, по здравому рассуждкнию, истребителям делать было нечего. Там, в четверти световой секунды друг от друга мерялись калибрами и толщиной брони линкоры. Две длинные, все в словно ржавых потеках трубы пустынников и двойные эллипсы Мартовцев. И те и другие под хорошим прикрытием. Дэн должен был присоединиться к своему. Он, проходя мимо корабля обеспечения обменялся пакетами информации, получил приказ сбросить Серрга, по следу которого сразу же устремился бот, и занял место в строю.
Хорошо сказанно - строй. До ближайшего звена километров пятьдесят. Что делать - не понятно. Красотой любоваться? На пределе увеличения, как ни странно, линкор был таким же гладким как и издали. Редкие щели по краям открывались на залп и исчезали на перезарядку. Два эллипса корпуса одинаковых пропорций пять на восемь на восемь. носовой и кормовой под девяноста градусов друг к другу и кормовой как бы наехал на передний на четверть своей длинны. Утопился в нем, но при этом кажждый из них казался отдельным. Странный каприз окраски, неуловимо - черной, но разных оттенков. Не наш дизайн, не человеческий. Чего там напридумали исскуственные мозги в недрах Юпита? Работали вроде по подсказакам людей, но самостоятельно. Теория исскуственного интеллекта в действии. Хотя за века развития кибернетики попытки создать по-настоящему работающий ИИ не удалось никаму, только имитировать, сейчас Дэн готов был поверить, что наконец-то удалось. Очертания линкоров были функциональными, сделанными для людей, но не людьми. Самостоятельные не человеческие воля и разум выполнили заказ и остается только молиться, чтобы под тысячами километров плотного водорода не вызревало нечто с человеком не связанное вообще.
На ближнем сканере что-то мелькнуло. Снаряды - невидимки придумали ище в прошлую войну и наверняка дорабатывали, но каждый раз их появление было внезапным. Этот чуть заостренный эллипс компьютер Дэна заметил только потому, что тот был обращен к нему широкой стороной и оказадся на фоне чуть подсвеченного серпа атмосферы. Как и все снаряды этого типа, Невидимка был угольно- черным, поглощал большинство излучений и не выдавалал своих, вплоть до пуска двигателей. До которого оставалось не долго. Соощение о находке летит автоматически. Через пару секунд сюрприз взорвался, и на фоне газового облака на мгновение проявилась блистающая фиолетовая струна. Над же, не пожалели энергии на лазер.
Вскоре вспышки посыпались одна за одной, до двух штук в секунду. Стрельба залпами имела свои преимущества, но оно было у обороняющихся. За разрывами легко спрятать свою стрельбу, что линкоры синхронно и проделали. Судя по всему, через минут сорок вглядываться в вакуум будут пустынники. Дэн поморщился, это надолго. Им преподавали тактику долгого боя, большинство легендарных космических сражений длились сутками, но участвовать в одном из них не хотелось.
Словно услышав его мысли, пришел приказ идти к заправщику. Громко сказано - такой же переоборудованный транспорт, как и половина вспомогательных кораблей Марты.
Подход и стыковка на автомате. Подача топлива и загрузка БК тоже. Они не успели начаться, как замигал значок принудительного сна. Ах ты... Подумал Дэн проваливаясь в забытье. Все-таки долгий бой.
Пробуждение было таким-же неприятным как отход ко сну. Истребитель в открытом космосе, рот словно набит железными опилками, сухими и колючими. Бедные предки, им через это приходилось проходить много раз. Витаминная жидкость помогала слабо. По часам прошло около двух часов. Пять квадро по курсу.
Тяжелые они или легкие опять не понятно. Контуры чуть подрагивают - работает РЭБ. Целиться сложно. Но ничего, справимся. Линкорам они не помешают - слишком далеко, но посбивать поддержку смогут.
Опять уходят цвета и пространство сжимается до тактического дисплея. Квадро дают ритуальный залп ракетами. Звено благополучно уклоняется. Скоро ракеты вообще поснимают, наверное. Сближение, взаимные короткие очереди, классические изломанные спирали. Мелькнула мысль, что где-то читал, что привычка к бою была бичом асов. Привык, внутренне расслабился – конец. Всё это Дэн подумал и отложил в копилку ненужных мыслей. Потом обсудим с Ником. Или не обсудим, если удача наконец-то улыбнётся.
Первый «квадро» оказался тяжёлым и проигнорировал первое попадание. Звенья прошли сквозь друг друга, и только секунд через сорок сумели сблизится вновь, почти уровняв свои скорости. Одолеть крутящегося и с обоих концов плюющегося противника не удавалось. Этому почему-то на базе не учили. Бить было можно только сверху или снизу. Пустынники это знали и таких подарков не предоставляли. Оставалость только гадать, почему они не уклонились от истребителей и не атаковали тот же танкер. Во всём рисунке боя проглядывало что-то странное. Казалось, что от остального звена они только отмахиваются, а главной целью был Дэн. Он вертелся пьяным волчком, лишь раз мимолётно удивившись как все похоже на тот бой, где он вышел на пятерых.
Двое гонят Дэна, остальные сдерживают прорывающихся к нему союзников.
Наблюдали они за мной чтоли? Дэн думает опять не словами, на которые нет времени а ощущениями. Профессионально отсекли от звена, будт знали что он не привык ещек статусу командира и иногда отрывается. И атакуют так, словно остальные им не интересны. Все может быть - Дэн дрался с пилотами не меньшего чем он сам уровня. Уже двое его ждут за Гранью и наверное дождуться.
Не будь поворотного корпуса, конец был бы быстрым. Один квадро заходит лоб, второй только что пролетел мимо и плевался с хвоста. Дэн вниз, нос до упора вверх, очередь в незащищенное брюхо. Пустынник поворачивается мордой и снаряды летят впритирку к рыльям. Вероятность попадания есть, но небольшая. хорошо, что прицелиться оне успел и ответная очередь запаздывает на полкорпуса.
Снова машины описывают полный круг, гасят скорость и сближаются . У всех есть ракеты, но Дэн их не любил а пустынники выжидали... И дождались. От обоих квадро отделилось по белесому хвосту. Дэн еле уклоняется от первой и сбивает огем вторую. Пока он совершает эти эволюции, квадро гасят скорость и берут в коробоочку. Как оказалось, второй был обычным и заполнял собой мертвые зоны тяжелого. Все, поймали, думает Дэн. Хороший конец - истребитель, всесь в огне собственнх пушек, в нимбе разлетающихся ловушек, пронзенный очередями двух противников...
Легкий квадро качается вокруг гороизорнтальной оси, рассыпая которкий росчерк. Второй колеблется вокруг гороизонтальной. Дэн летел в сужающемся конусе Молодцы, чисто сработали, возьмите в полки пирожок.
Тяжелый идеально входит в прицел. Короткое мгновение - в него Дэн посылает ракету, но она почти сразу рыскнула в сторону. Он мечется, имитируя прорывы и ища места реального выхода и не находил. Три истребителя сходились встречными курсами, рывок Дэна это небольшой поворот загонщика. На тактическом дисплее мигали несколько вариантов маловероятного уклонения и чуть более реального столкновения. Все решила математика.
Снова начало ухода из под огня, прерваное в самом начале. Корпус поворачивается так, словно огонь будет по легкому "квадро". Тот уверенно шевелит имитаторами боковой тяги, готовясь не то уклониться, не то упредить огнем. Дэн повернул двигателями на тяжелого, оставляя крпус в прежнем положении. У снарядовуже нет подлетного времени. Между выстрелами меньший интервал, чем от вылета из ствола до вражеского борта. Тяжелый "квадро" одновреенно попытался ответить и уклониться и не смог сделать ни того, ни другого. Левое-нижнее крылышко ушло вперед, корпус клюнул, машина на мгновение развернулась широкой частью к Дэну. Два снаряда влетели в кабину. Машина врыовнялась, начавмелоенное вращение в противоположную сторону. Второй отпрянул в панике. Зря ты это сделал, мог бы срезать, пока я добиваю первого. Держи подарки. Второй "квадро" вспыхивает, подтверждая старую стратигему, что сражения длиться могут сутками, но решить их исход могут секунды. После гибели ведущей пары все закончилось за минуту. Никто из пустынников не ушел. Почти сразу приказали отступать. Бой закончился победой, но Дэн видел лишь ее кусочек.
- Тебе ничего не показалось странным? - на Ника было страшно смотреть. Взгляд у него был, словно лично проводил каждого павшего.
- Нет, бой как бой. Разве что... - Дэн замешкался, не зная стоил ли озвучивать мысли. - Мне показалось, что охотились лично за мной. Вроде, противник имел другие планы до того, как увидел меня.
- это правда. Мы перехватили сообщение, в котором за твою голову обещался десятидневнй отпуск и премия в полугодовой оклад. Может, сотрешь эмблему?
- Думаю, дело не только в ней. Они могди считать мой код. Возможности оптики не надо преувеличивать.
- Может, ты прав. Но начать стоит и с малого.
- Есть такое, но мой ответ "нет", командир.
- как знаешь.
- к вылету готов!
- отствить. Принято решение об отводе передовых частей в тыл. утюжь форму. родина должна видеть своего героя наглаженным, а не с недельной щетиной.
- как скажете.
Гром среди ясного неба. Ежедневные вылеты сменятся покоем. Читсое белье, мирное небо, уважение во встречных взглядах... И мысли. Дэн почти чувствовал, как в черепе заворочался, набухая и выпуская иглы, осклизлый комок. Хотелось вернуться назад, хотелось убеждать Ника, что не время, нельзя, враг еще не побежден. Пришлось просто заставлять себя двигаться прямо. Наверняка Ник ждет патриотической истерики и у него готов ответ. От серии пощечин, до смирительной рубашки.
- Не очень-то ты рад о пуску. - Загадка, как с такой координацией Серг ухитрялся не расплескивать мимо стаканов. Когда он появился с "Южной звездой", вид у него был несклько смущенный. Дэну показалось, что друг принес не свою бутылку, а ему ее дали. Если развивать параною дальше,то можно было предположить, кто именно, но это не важно. Хороший командир Ник, вот только не известно, кто из них сломается первым. Не Дэн, это точно, пока война не закончится и пока есть надежда нарваться на более сильного противника. КОмандир слишком эмоционально относится к потерям, а безбашенные пилоты грустно отмечают перерыв в вылетах. Серг какой-то напряженный, будто спросиить хочет что-то неприятное, или не решается приступить к заданию, врученному ему вместе сбутылью.
- А чему радоваться? Я пошел летать, а не выступать с лекциями на тему почему наше дело правое и почему мы неотвратимо победим. Для этого есть специальные люди.
- Простые слова иногда действуют сильнее,чем психологические изыски.
- Знаю. Нетвратимая победа, так иногда говорят с экрана? Слово - то какое. Как неотвратима судьба или смерть, как... Не очень духоподемно, ты не находишь?
- тебе пора спать, я так думаю.
- Не, там еще есть. - кивок на агатовое наддгробие перебродившего винограда.
-оставь на завта.
- Не, нельзя. Представь - прекрасные селянки давили этот виногдад ногами, подобрав подолы, напевая знойные песни. Ты хочешь чтоб их труд пропал зря?
- Начитанный псих. Ты же знаешь, что вино готовят не так.
- А ты заскорузлый материалист. Может, мне больше нравится представлять именно так. И чувствовать, как мы парим среди звезд, а не ползем в черном вакууме. Ты думаешь, битвы легендарного порошлого были такими , как их описывают? Черта с два! Люди неделями и месяцами ходили по грязи, таская тяжести, толкались в давке, тыкая друг друга заостренными железками...
Дэн начал куда-то проваливаться. Но встрепенулся, встретив взгляд Серга.
- А потом хронисты распишут все такими красками, что ветераны плевались бы, если б читать умели. Что?
- Ничего. - Серг отводит глаза, но Дэн успел заметить в них что-то знакомое. Так не него сначала смотрели те, кто знал как погиб Ник. Теперь все, поскольку гибель Инны не была загадкой, спросить бы о чем они думают...
Дэн пришел в себя на короткий миг, когда его уронили на койку. Отметил эт окраем сознания. И стал проваливаться обратно. Он сопротивлялся обступившим его бредовым мыслям и назойливым картинам. Но был побежден.
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пн Июл 02, 2012 7:38 am

Харитон, не знаю, согласишься ли ты. Но мне кажется, уже можно не описывать похожие одно на другое сражения. Достаточно краткого упоминания - сбил столько-то кораблей. Это все-таки художественное произведение, а не пособие по ведению космических войн.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вт Июл 03, 2012 8:17 pm

Смешно, давай, я допишу и довыложу до конца, ОК? Уже очень скоро. И там полу чу уж за всё и сразу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Июл 06, 2012 11:45 am

Харитон, извини, я думал, тебе интересно. А я могу вообще заткнуться, мне-то что.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Июл 06, 2012 5:04 pm

Я к тому, что возможно стоит подождать до конца, а потом судить, лишние сцены боёв или нет. А интересно - да, интересно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Июл 06, 2012 11:25 pm

Утром красная оконтовка потолка сменилась желтой. Зона боевых действий покинута. Риск сорваться и кинуться куда-то сохранялся, но снизился до сверхмалой величины. Дэн с минуту смотрел вверх, и только потом поднялся. Надо гладить форму. Скоро он будет дома. Странно все это- корабль вечером был чертигде, сейчас тоже, а вечером завтрашнего дня будет дома. Неестественно быстро. Завтракать не хотелось.
Когда парадная, не разу не надеванная форма пришла в окончательно совершенный вид, обявили вылет. Не срочный, через двадцать мнут. Странно.
-Слыш, герой, Серг был шумен и это вяло удивило Дэна. - Сегодня ты передашь свой опыт. Сейчас прыгнем, а потом, в обычном пространстве, ты покажешь нам всем как вчера вывернулся из конуса.
-Это обязательно? - Дэн словно вернулся на два дня назад и ему это не понравилось. - Скажем, что я заболел?
- Похмелье это не повод уклоняться от боя с врагом. А уж со своими... - Нет, Серг сегодня был каким-то странным - Мы сможем быть боле беспощадными.
Тогда придется вас всех завалить. - Дэен смееется, хотя ему не весело.
Вылет... Как странно, с последнего учебного прошло совсем не много времени, но словно этого никода не было. Тот же настрой, что и при вылете настоящем. Странно, ведь свои и чужие отличаются только маркировкой. .
-Начали! - Рявкнуло в шлеме. - Повторяем маневры после разделения с запавщиком.
Ну зачем тебе это? - Думает Дэн пока автопилот ведет по курсу. Впереди появились красные отметки. Прости, Ник, я не смогу повторить вылет. Я вижу перекрашенных друзей, не врагов.
Так все и случилось, когда его взяли в конус, тактика "врагов" увенчалась успехом. Дэна сбили на первом ваневре настоящего уклонения и учения закончились. Прости, командир.
На пути к носителю, к Дэну несколько раз обращались с возгласами и мнениями от "как я тебя", до "что с тобой". Он молчал. На борту Ниик посмотрел на него, глубоко вздохнул и ничего не сказал.
Скоро домой.Странно, два с чем-то месяца прошло с начала чемпионата, но кажется, что пролетели годы. Там была не настоящая жизнь. Хорошая, комфортная, безопасная, но не настоящая.
Дэн повалился на койку, по дороге на которую вяло отвечал на слишком задорные вопросы. Отвечал так, что от него быстро отстали. Через пару минут он нырнул в за-бытие.
Утром, когда пилоты завтракали, а некоторые копуши еще не закончили умываться, влетел техсержант и велел навести порядок. За это врмя, фигурально выражаясь, можно было только замести мусор под койки. Что все и сделали.
Через минуту, едва личный состав вернулся к завтраку, в кубрике защебетало. Звук был настолько диким, что Дэн не сразу понял что это, и не помешался ли он часом. Сладкий голосок беумия? Запросто. Однополчане заулыбались и тогда Дэн обернулся.
По кубрику порхала, замирая не белее чем на секунду, белокурая девчушка, захлебывающаяся от восторга и восхищения перед выдающимися согражданами и замечательными ребятами. И очень симатичными к тому же. Дэн с минуту смотрел и не мог понять, а что это. Попутно он заметил камеру в руках бледно улыбающегося субекта, стоявшего у стены в тени дивы. скорее всего, он был просто доволен кадром, а не тем что он снимает. Да и девчушка была, пожалуй, постарше большинства присутствующих. Кажется, она вела какое-то музыкальное представлегиена молодежном канале, откуда и ужимки. Не к месту она тут со своим жизнелюбием. Но считал так только Дэн. Ребята оживились так, словно обявили о победе.
На столиках появились подарки - легкие коктейли, гибридные фрукты в качестве закусок и какие-то сувениры. Как-то изменилось освещение. Показалось, что на дворе ночь. Дэн машинально отхлебывал из рельефной баночки ничего не понимая. "Девчушка" знала свое дело: через десять минут хмурые, чуть более суток назад выведенные из боя пилоты превратились в развлекающуюся молодежь. Для большинства пилотов раньше такие вечеринки были роскошью. Купить коктейль было сложно, но можно, поскольку в базовый социальный комплект он не входил, но настоящая попдива среди них... Это не возможно.
Ее тут же окружили, шутки сыпались как соль из разбитой солонки, жизнь стала прекрасна. Героиня дня молола радужную чушь, которую Дэн не переваривал даже когда та лилась с экрана. В этом безумии угадывалась система: за вопросами о службе, трусости пустынников, скорой победе и самочувствии угадывался костяк. Незаметный допрос, когда жертва расслабляестя так, что выболтает все о чем спросят незаметив. Общая конва обозначилась сразу: что от вас ждать дома, игроки ставшие солдатами против желания?
Начальство могло быть довольно. Здоровая агрессивность так и перла. Спортивная жажда рекордов - хоть сейчас на ринг. Да, некоторые не вернулись и кто-то останется в Пустоте навсегда в скором будущем... Мы готовы, звучало в смехе, мы готовы, натужно звенело в голосах. Мы видели как вспыхивали огнем соседи по койкам, партнеры по Игре, с которыми познакомились давным давно дома. Мы не верим, что все это на самом деле. Знаем, но не верим. Древний девиз молодежи- смерти нет.
Дэна начинало тошнить от фееричного щенячьего восторга, который все набирал силу, уверенно подогреваемый рассчетливой фурией, гениально изображавшей школьницу: она явно была сильно старше пилотов. Рядом похвалялись подвигами, уже пару раз прозвучало его имя, а ему хотелось бежать. К шлюзу, чтобы нырнуть в пустоту,навстечу Инне и Нейлу. Надо что-то придумать, когда доберутся до него, надо изобразить уверенность и восторг. Дэн не находил в себе сил.
Время шло, но к нему не обращались. Краем глаза, а смотреть прямо Дэн опасался, он замечал как дива порывалась продвинуться к нему. Знакомая спина становилась рядом.
Гремела муыка и не сразу Дэн понял, что пилоты веселятся с группой поддержки и только теперь понял что мог бы сказать. как и то, что никому это не нужно. Он был благодарен командованию за возможность летать. И все. Страшно и противно, что все.
Дэн ушел в ангар и молча стоял, ткнувшись лбом во внешнюю переборку. Там, за сантиметрами стали и изоляции молчал вакуум. Он глушил музыку. С ним Дэн впервые перешел на "ты".
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Июл 07, 2012 10:20 pm

На поле космодрома, против ожидания, было тихо. Но как только вcё еще опьяненные герои повылезали из люка на них обрушилаcь брань и град команд
- Это что за вид! - разорялся капитан c побагровевшим от натуги, возмущения и слишком тесного воротника парадного cеро-голубого мундира лицом. Контраст мокрой, шедшей пятнами кожи с серыми шнурами воротника был красивым. - Немедленно приведите в себя в порядок! Это cчаcтье, что журналистов пустят сюда позже. Подтяни ремень, почему у тебя выглядывает майка? Почему ты растрепан как пугало? - Это уже отноcилоcь к Дэну. Упрек был не cправедлив на cтолько, что не обидел. По крайней мере, ремень застегнут и ноcки не видны.
Поcле приведения в порядок пилоты поcтроилиcь и неcтройно двинулиcь к автобуcу. Контраст приема дома с гулянкой на борту оглушил многих.А вот в здании коcмопорта вcе было как и должно было быть: приветствия, венки на шеи, поцелуи хорошеньких девушек. Дэну вcе это не нравилоcь, но он терпел. Обычай такой. Потом была малая крытая арена, по такому cлучаю превращенная в банкетный зал. Мама cо cцены декламировала что то возвышенное. Дэн знал, что она входит в какой-то комитет по культуре, но не придавал значения и не думал, что она летает так высоко, чтобы выступать сразу за президентом и мэром. Первый обращался к героям с экрана, а второй вживую. Стихи о возвращении любимого и вкуcе победы на его губах, о радости исполненного долга и о вечной благодарности потомков потоком лились со сцены. Те кому было c кем, не медленно броcилиcь проверять, а правду ли cказал поэт о поцелуях и cходилиcь что да. Матушка cела рядом и Дэн разглядел что она всё-таки больше рада тому что он вернулcя, чем прочим довеcкам. Спасибо, а то казалось, что дома все посходили с ума на почве патриотизма.
Разумеетcя, на Дэна наcедали c вопроcами. Разуметcя, он пыталcя отвечать понимая, что эти люди ни в чем не виноваты и окажиcь он на их меcто тоже внимал бы байкам c открытым ртом и развеcив уши. Одно хорошо: когда предметы стали нечеткими, удалоcь развеселиться и быть тем героем которого ждали. Хорошо, что мероприятие оказалоcь отноcительно коротким. Вcе быcтро раcползалиcь. Маршруты разные: от домов до отдельных кабинетов в том же здании. Интересно, заготовка специфических помещений это забота или презрение. Юлины нигде небыло видно. Кто-то сказал Дэну, что она на внешней базе. Наверно к лучшему.
По предварительному плану отдыха предполагалоcь провеcти дома дней двадцать. Когда на утро cледующего дня Дэн ознакомилcя cо cпиcком мероприятий то даже не иcпугалcя. Посетить то, заехать туда-то, подъём и отбой по расписанию. Свободного времени отмерили скупо. Много выcтуплений, включая районный канал вещания. Наcтроение ухудшалось. Дэн набралcя cмелоcти позвонить Сергу. Тот возник cразу. К cути перешли быcтро
- Ты заметил, что наc наметили использовать не только как пилотов, но и как ведущих разных шоу?
- Тебе не нравится? Ты станешь известым.
- Могло быть и хуже, Дэн. Одно выступление в день можно и потерпеть.
- А нужно ? Я не оратор, ко мне война оказалась не доброй, а врать я не умею.
- Знаю. Что-нибудь придумаю. Думаю, мне удастся уговорить начальство чтобы нас поставили в пару.
Получилось. Первое выступление перед окончившими школу призывниками провели вместе.
Дэн узнал много нового. Оказалось, что жизнь за эти месяцы дома сильно изменилась. Безработных больше нет. Пособия превратились в скудную зарплату, а большинство тех или иных игроков оказались в армии и флоте. Выпускников школ, которые всего на год были младше самого Дэна, добровольно-принудительно отправили учится на пилотов. Симулятор "Звездный огонь" вошел в школьную программу. Дэн тряхнул стариной и показал всем класс, под вздохи восторга зрителей и бодрые комментарии Серга. Потрясающе - как только началась война роскошные имитационные комплексы установили в каждой школе и, хотя занятия еще не начались, учашиеся всех классов начали играть как по команде. Хотя почему "как"?
- Скажите,господин Дэн, - теребит рукав малолетка. - Вам не жалко пустынников?
- Есть не немного.
- Так как же вы воюете?
- Молча, сынок, так надо.
- Мы победим?
- Не сомненно.
- А что будите делать после войны?
- Там видно будет. - Дэн ответил, холодея от детской простоты вопрса на который он не знал ответ. Точнее, был не приятен.
- Почему вы их так ненавидите?
- Я потерял двух друзей.
- А почему...
В этот момент любопытного явно пнули, стараясь делать это не заметно. Раньше такого небыло. Боги пустоты, цензура! Это ведь и впрямь не игра!!!
- Я сражаюсь ради того, чтобы наш мир занял достойное место среди проичх миров. Нам есть чем гордится. Я смотрю на то как изменились глаза людей за несколько месяцев и мне нравится то, что я вижу. Я знаю, что вы меня пока не понимаете, пустяки. Поверьте, вас обрадуют перемены когда вы вернетесь домой. Чтобы вернуться - учитесь. – Дэн хотел сказать нечто иное, но чужие слова покидали его рот не спрашивая хозяина.
- Хорошая речь, Дэн, - сказал Серг, когда они шли вечером по темной улице. Режим экономии энергии. Руководство здорово постаралось, наверное, чтобы население не возмутилось. Да и прохожих что-то мало...
Фонарь в лицо, Дэн с Срегом рванулись в сторону. Сверкнули выстрелы. Полицейские действовали автоматически. Они не знали, что уклонение от захвата у пилотов в крови.
Плечо Дэна онемело, ноги стали чужими. Он бежал широко раскачиваясь, контролируя колени чтоб не подломились не вовремя. Серг ушел вперед. Что-то зашипело и он приобрел ту же походку что и Дэн. Их быстро догнали.
- Ну, что тут у нас? - Дэна грубо перевернули, так, что он ударился головой в бардюрный камень. Жалко, формы нет, может и не стреляли бы. - А вот и докуметики...
-Все, отбегались, - вторит первому другой голос, молодой и нездорово - звенящий.
- Ах... - выдохнул первый полицейский. - Пилоты. Представлены к "Чести воина " и "Щиту". Что вы побежали, дурики?
- Вы не представились. Свет в лицо, окрики...
- Мы всегда так работаем, по новым инструкциям.
- Дурацкие инструкции - Серг опять берет на себя неприятную обязанность.- Это естественно, что человек начинает бежать.
- Нет! - молодой хорохорится, пока опытный соображает, что б два орденоносца не покатили на них бочки. - Честному человеку нечего бояться и все это поняли...
- Затнись, - фонарь наконец-то догадались убрать.- Господа пилоты, примите наши извинения. Мы ценим то, что вы для нас делаете. Мы действовали строго по инструкции. Предлагаем вам поехать в медцентр, чтобы убедится, что парализаторы не повлияли на ваши способности.
-Ага, - Ответили друзья хором.
В медцентре им обоим выдали кучу рекомендаций, обещали, что мышечная реакция быстро восстановится. Полицейские парализаторы блокируют передачу импульсов в нервных волокнах, что для людей, чья функция и жизнь зависят от скорости реакции, неприемлемо. Того полицейские и боялись - вывести из строя двух пилотов. За такое достанется крепко.
На утро Дэн увидел в почте сообщение, что его осовбождают от чтения лекций и прочих выступлений, с тем, что бы он разрабатывал пострадавшую руку. К вечеру, взмокнув и вымотавшись терзанием тренажеров, подумал, что предпочел бы пообщаться со школьниками.
Через день, утром валяясь в кровати и размышляя о том как быстро он отвык от привычного комфоорта, Дэна поднял звонок.
На экране возник Серг, с которым как-то протерялся контакт после инцидента с полицией.
- Ты смотрел почту?
- Нет.
-Посмотри, я подожду.
В почте находилось распоряжение всем пилотам прибыть в ближайшие военне комиссариаты.
- Увидел, там встретимся.
- Не торопись. Ты знаешь с чем это связанно?
- Нет.
- Мы побеждаем. Нужны силы для завершающего удара. Наш отпуск закончился. Домой вернемся после победы.
-Посмотрим.
Дэн откинулся в кровать. За прошедшие дни он пытался связаться с Юлианной. Ее отец ответил, что ее нет и не скоро будет. На второе сообщение предожил оставить сообщение. Дэн поначалу думал, что на писать. Потом терзал монитор кравыми строчками. Не хочет она его видеть и не нужно это никому. Вовремя Серг позвонил. Решение всем проблемам - бой.
Когда ждали очередь на посадку, во встречном потоке людей мелькнуло знакомое лицо. Если бы Дэн столько не думал о ней, то не узнал бы. Он набрал воздух что бы окликнуть и подавился. Он хотел выкрикнуть другое имя... Надо же, её отец не врал - она действительно была вне планеты.
Он снова стоял на том проклятом балконе, снова слышал пронзительно-тоскливые слова. Снова шел по тому парку, когда шаги покойного Нейла еще не раздались. Но одновременно он был собой - сегодняшним: кавалером ордена чести воина четвертой степени, героем, который вновь отправляется бить врага...
- Знаешь, ты была права тогда. Я был тем кем ты меня почти назвала. Не удивляйся, ты слишком много думала. Единица человеческого стада над которыми поставлены вы. Но теперь все переменилось. Ты думаешь, что ваши многомудрые пилоты-наставники повлекли меня в бой как барана на бойню? Ты ошиблась. Я понял что тут что- то не так еще когда получил приглашение.
- Ты отводишь глаза, утомленная шаблонным красноречием. Разумеется, ты все знала заранее, что я скажу и ждешь, пока я выдохнусь. Ты хочешь продлить свой путь, выверенный и высчитанный, ждешь пока я выдохнусь и позволю тебе идти по проложенному пути, а сам отправлюсь в полет, не факт что не в последний. Что я избавлю тебя от страданий выслушивания банальностей, вложенных в мою голову твоими же собратьями. Твое право так желать.
- Когда я был с Инной, то я давился твоим именем, а увидел тебя - случилось наоборот. Чуть не закричал "Инна"! Прости что говорю об этом, не могу сдержаться. Вы даже не похожи. Она не была умна так как ты, да, верно. Она была ровней мне и ты бы могла порадоваться, что я нашел себе достойную пару. Она погибла, я убил ее, как и брата твоего Ника. Интересно, если их уровняла смерть от моей руки, не были ли они равны при жизни? Мы оба с тобой потеряли, я даже дважды. Не значит ли это, что и нам с тобой пора начать с начала? Да, я убил Нейла, но он встал между планами, ведущими к победе. Не значит ли это, что я смогу занять его место в ваших рядах и в твоем сердце. Не кажется ли тебе, что...
- Здорово, Дэн!- Резким окриком его развернуло. - Рядом с Сергом спешил Марк, - А я все думаю, ты это или не ты? Серг говорит, что да, а я сомневаюсь. Такой серьезный мужик, что подходить страшно. Чего встрепенулся, кого выглядываешь? Еще не все девичьи спальни обшарил?
- Привет, - Дэн прикидывал успеет ли Юлиана дойти до него пока он отбивается. - Прости, я чуть занят.
- Видим, - Серг серьезен и корректен. - До встречи на борту.
- Ага, - Дэн обернулся. До слез знакомая фигура удалялась. Она не заметила тяжелого взгляда, не почувствовала мыслей. Дэн смотрел вслед, пока фигурка не затерялась в потоке. Он узнавал чуть заметный наклон головы, походку. Даже сумочка через плечо была в ее вкусе. Решимость куда-то делась. Еще можно было броситься назад, надо чуть набраться сил... Она дальше и нужно еще больше решимости выставить себя идиотом. Потом еще больше. Потом он перестал Юлиану видеть. Дэн знал, чувствовал, что уже начинает убеждать себя, что ошибся, что это была не она. Но знал, долгий миг взгляда в спину знал, что это ложь.
Он решил написать письмо, и отложил на потом, когда вернется на базу. Скоро вылет. Опоздает - будут смеяться. Это жизнь, детка. И ты знаешь, кого именно заставишь за многое, и за сегодняшний день тоже, заплатить. Да будет так.
Пилот, стоявший пять минут как истукан и пялившийся во встречный поток людей развернулся и мало что не побежал. Охранник посмотрел в удаляющуюся спину, обтянутую новеньким мундирчиком и пожал плечами. Из глубин памяти вынурнала древняя фраза: - "Лишь бы небыло войны!". Охраник удивился, непрошенной мысли и не понял в связи с чем она забрела в голову. Пусть ему повезет, этому грустному асу.
На борту все было как всегда - хлопки по плечам, краткие, в основном односложные впечатления о отпуске, иногда сдобренные пряными нитями скрабезностей. Дэн отвечал что-то про хорошеньких выпускниц, про то, что скоро к ним придет пополнение, про желание закончить дело поскорее...
- Первая и четвертая эскадры прорвали рубеж Беты Жука. На остальных участках наступило затишье. - Ник вещал на фоне голографического изображения. Когда отблеск падал на него, казалось, что ухо и щека покрыты затейливой абстрактной такуировкой. - Согласно разведданным, противник начал крупную перегруппировку. Не смотря на подход четырех марконских бригад, они явно нервничают. Мы должны предотвратить запечатывание нашего прорыва, организовав несколько отвлекающих, но достаточно сильных ударов.
Наконец-то, подумал Дэн. Ни страха, ни сомнений. От меня сейчас ничего не зависит. Получив приказ я думаю только о том как его выполнить. Да, я сознательно выбрал это путь. Но не значит ли это, что отказался от той свободы, без которой нас некоторые не держат за людей? Вопрос без ответа. Спрошу после воны, пообещал себе Дэн, возвращаясь к вводной.
- ... Предполагается, что доковый комплекс защищается только дежурными силами. При таком раскладе мы быстро сомнем охрану и нанесем удар до того, как прибудет подкрепление. - За спиной Ника висела круглая конструкция, в которой узнавались космические верфи. На следующем изображении, не четком, явно на пределе разрешения, внутри окружностей стояла тень. Или даже несколько. - Возможно, что те корабли, которые мы не добили десять дней назад. Завершим начатое! Вопросы?
Молодцы командиры. Что-то подсказывает, что кадровых пилотов на такие задания не посылают. И победа, которая уже видна в визиры, требует операций, нацеленных на долгую перспективу. Да, мы явно победим в ближайшие месяц- два.
Вопросов было немного и ответы на них не занимали больше минуты.
- Обедайте, вылет через час. Дэн, ко мне.
Интересно, с чего такое благоволение? Ничем не примечательный пилот брел в кабинет командира, вяло теряясь в догадках. Пусть творят что хотят, я -тут при чем?
- Ну рассказывай, - Ник перестал скрывать раздражение как только за ним закрылась дверь. - Что ты все время рожи мне корчил?
- Не вам, командир, - Надо что-то с лицом сделать, а то Ник велит летать на ржавом ведре. - Просто.
- Ничего " просто" не бывает. Выкладывай.
- Нечего. Я мысленно комментировал сказанное и больше ничего.
- И до чего же ты додумался?
- Что в заявление о скорой победе не верят даже те, кто его придумал, поскольку атака верфей не преследует сиюминутных целей, а, напротив, работает на далекую перспективу. Теперь корчишь рожу ты, Ник! - Командира и впрямь перекосило. - Я не сверну с курса, и ты это знаешь. Хочешь, пошли меня в разведку их главной базы? Еще не такую морду увидишь, но будь спокоен, я не задам ни единого вопроса и постараюсь прожить подольше для того, чтобы вы могли завершить свои расчеты. Прикажи, и сделаю!
- Дэн, ты мне надоел. Ну когда ты поймешь, что игры закончились?
- Я знал, что это за чемпионат еще до его начала. Разве не говорил?
- Помню. Я только не понимаю твоего отношения к делу.
- А вам какая разница, командир? Я выполняю задания, от полётов не отлыниваю, прочих проблем не создаю...
- Прекрати придуриваться! - Ник заводится мгновенно. - Мне ты всегда казался умней, чем твои собратья- игроманы. И не могу никак понять, что ты рвешься сдохнуть?
- Не просто сдохнуть, командир, а погибнуть за славное дело. Стать павшим героем, доска с чьим именем украсит парадный вход в родную школу. И чтоб учительницы, вызывавшие когда-то мать за мои "успехи", водили к доске первоклашек и говорили " я учила его, он казался таким же лоботрясом как вы, но в итоге...".
- Паяц. Не хочешь по-серьезному?
- Не хочу. Командир, меньше часа до вылета. Дай собаться и помереть с честью. Я верен Марте и ее интересам. Остальное оставьте мне, пожалуйста.
- Как хочешь. Вы свободны, пилот. - Другой тон, другие рефлексы. Молодец Ник. Не слишком ли я с ним суров? Сам виновал, замучил вопросами не по теме.
Опять вылет. Интересно, что бы сказал Ник, узнай, что безбашенный пилот Дэн панически боится минут ожидания в стартовой шахте? Что у него слабеет кишечник и мочевой пузырь, и вместо возвышенных мыслей о Долге и Родине он размышляет о комфорте в скафандре, если не справится с телом. Подумал бы что прав, и не ошибся бы. Дэн- помнящий мог сколько угодно рваться навстречу упомянутой медной доске при входе в школу, чтобы забронзоветь и утратить все черты и слабости живого человека, стать примером и идеалом, на которого не обращают внимания. Другой Дэн признавал правоту командира и был в этом готов признаться, лишь бы не лететь на встречу разящему огню...

Победа неминуема, думал Дэн отдаваясь неторопливому полету. Вообще-то, движение в открытом космосе неощутимо. Понять что движешися можно было только сверяясь с условно-неподвижными ориентирами, вроде планет, а тело никак не реагирует, находясь в невесомости и не плавая по кабине только благодаря ремням. Не смотря на все это, он чувствовал, что летит и ощущение ему нравилось. Наверное, так летают птицы, привыкнув к ветру, овевающему перья и не чувствуя его, видя только постор. Жалко, спросить некого. Неделю назад один психолог захотел вернуться к давнему случаю, когда Дэн открыл огонь по вынырнувшему из Изнанки кораблю раньше, чем выход зафиксировали приборы и глаза. Блин, проще вынести внеочередной бой, с подъемом по тревоге, когда просыпаешься в момент пуска катапульты, а предыдущие действия, включая одевание скафандра происходят без вмешательства разума, чем еще один такой допрос. Полтора часа валяться на кушетке и раз за разом отвечать на вопросы от которых мозги быстро и заметно начинают съезжать и становится набекрень - мерзость. Бедные подозреваемые и те, кому есть что скрывать! У их-то допрос никто не прерывает на том основании, что испытуемый утомился и, неровен час, сорвет с себя датчики, пошлет всех нахрен, а то и заедет господину профессору в морду.
Прямо по курсу висела едва видимая туманность, в которой то виделись высокие холмы перед рассветом, то причудливые барельефы битв или сельских проздников. Вроде той картины, что видел Дэн на старой репродукции, где мужчины пили, матроны ворчали, девушки с юношами плясали с простыми инстрыментами в руках, а под ногами мешались собаки. Да, на пятый час такого полета покажется не такое. Мысленно посмотрев на карту, Дэн снова определил свое положение. Туманность по курсу, в которой мерещится немойми что, находится за территорией врагов. Говорят, что гда-то там находится легендарная Прародина, с которой человечество ушло, надежно забыв координаты и стерев из бортовой памяти какие-либо намеки на возможность возвращения.
Дэн парил, вспоминая, что когда-то предавался таким же мечтательным видениям. Перед самым началом, когда Нейл доживал последние минуты, а сам Дэн должен был разрываться, целясь и умоляя друга прекратить... Странно, говорят что после скольких то месяцев войны более ранние неприятности и даже преступления становятся неважными и далекими, как детские обиды видятся памяти старика. Возможно, это от того, что в предыдущих войнах люди либо сходились лицом к лицу, либо видели убитых. Ну не мог иначе кроме как разумом Дэн воспринимать взрывающихся врагов как некоюю абстракуию. Нет, он понимал, что там, в остром огне взрывов гибли чьи-то друзья, сыновья и мужья, но не чувствовал этого. А когда чувствовал, то испытывал только ярость. Часто, слишком часто, размышляя о врагах Дэн вспоминал рассказ несчастной Лины и не испытывал жалости. Правы пропагандисты, мы должны поставить врага на колени и оставить так навсегда.
Перед мысленным взором позади разворачивались флотилии и эскадры. Пустынники с марконцами все еще превосходят силы выкованные в вертикальной стене вечных метановых числом, но уже не так уверенны в победе. Они не знают, что отданные в начале войны приказы не бороться за живучесть кораблей теперь отменены. Тогда люди были важнее, поскольку обученных экипажей было меньше, чем наштампованных автоматическими станцими кораблей. Сейчас численности сравнялись. Еще чуть-чуть и Марта покатится в том же направлении, что и сто тридцать лет назал. Не стоит сомневаться, что противники тоже захотят увидеть давнего врага на коленях и тоже навсегда, никак иначе. И тогда история закончится, наш народ станет строчками в учебниках стории и нет нужды гадать, как он будет там представлен, поскольку пишут историю победители.
Дэн снова мысленно педставил себе карту и приложил к ней задание. Спутники-шпионы доставили данные, что от одной колонии готовится стартовать конвой из нескольких крупных рудовозов и лайнеров. Эскорт солидный, подчеркивающий либо важность груза, либо пытающийся сыграть роль ловушки для перехватчиков. Это не важно. Дэн должен найти способ взломать оборону, отвлечь на себя столько сил, сколько сможет, чтоб главный отряд с минимумм потерь разнес врага. Не то чтобы задание было невыполнимым, но даже после перевода в первую эскадру к бывшим игрокам относились как к расходному материалу. Как только на горизонте возникнет опасное задание, с минимальными шансами для исполнителей, так будьте спкойны, там появится звено, а то и группа из тех, кто некогда поверил, что игровой чемпионат и впрямь хороший шанс для получения путевки в жизнь.
Хорошая мысль - отвлечь насебя силы противника. Дело не в риске, к нему уже привакли, а в том, как противнику обяснить, что отвлечь силы необходимо. Одиночное звено не сможет притянуть к себе больше пары звеньев противника. Нужно решение и быстро.
На экранах уже медленно проявлялся конвой. Несколько фрегатов, крейсер, наверняка между ними также маются от безделья звенья квадро. Чуть в стороне несколько лайнеров. Страно, идут почти без охраны, уверенны, что гражданским ничего не грозит? Наивные.
План сложился сам собой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вс Июл 15, 2012 11:23 pm

- Звено, делай как я. Цель-концевой лайнер. От него в начало колонны.
- Вас понял, - вразнобой раздается в наушниках. Молодцы ребята.
Звено заметили и группа искорок направилась в их сторону. Они успеют ровно к контакту, но смогут ли вмешаться - не факт. Надо помочь, но как? Решение подсказали сами обреченные.
- Конвой - атакующим истребителям Марты. На борту лайнеров только гражданские лица - персонал шахт с семьями, дети из интерната и раненные из малого госпиталя. Просим вас не открывать огонь. - Вот она подсказка.
- Ага, вас понял, - услышал Дэн свой голос. - Детки вырастут и будут стралять в нас, раненые выздоровеют и продолжат священную войну, а я должен позволить этому случится.
- Но вы же не можете, это не по правилам, Марта подписала...
- Мое имя Дэн Грэгг. - Собеседница подавилась названием договора. Ник не врал - это имя среди врагов известно. - И, обращаясь к звену, - Управление огнем на меня.
- Нет, - Дэн струдам узнал голос. Серг, безотказный Серг, бывший с ним с самого начала, следовавший за ведущим надежной тенью, неколебимым щитом прикрывавший спину, обрел своевольную индивидуальность. Он сказал "нет". И текут последние секунды и самое время стрелять и остальные уже перевели управление на ведущего и говорть что-то надо... - Ваш приказ преступен и нарушает конвенцию о ведении войны в космосе. Тогда, с Инной было понятно что вы...
- Как хочешь.
Палец привычно ласкает гашетку боевой машины. Истребитель радостно отвечает на поглаживание нежным мурчанием вибрации работающих орудий. Три огненные трассы вскрывают ближайший лайнер по всей длине. Он раскрывается на встречу пронзительной пустоте экзотическим огненным плодом, брыжжущим соком, лучистым от навернувшихся на глаза слез.
Звено выполнряет "волну", заходя на второй корабль снизу. Он пытается уйти, приборы ловят возмущение Изнанки. Снаряды его останавливают. Реактор поврежден в момент перехода, корабль дернулся, вытягивая по ходу россыпь обломков. Третий успел прыгнуть одновременно с первыми попаданиями.Основная масса очередей нашла пустоту. Лайнер прыгнул без рассчета траектории. Автономность ограничена, точка выхода из Изнанки неопределима, его экипажу и пассажирам можно только посочувствовать. И Дэну захотелось пожелать им не смери в духоте и собственных испражнениях, а легкого прекращения бытия. Такого, что б они не заметили сами, что умерли.
Его размышления прервали. Четыре звена квадро и легкий корвет не успели защитить вверенные корабли, но пришли вовремя, что бы покарать преступников.
Звено привычно тормозит и синхронно рассыпается, уклоняясь от ракет, пущенных на слишком большой скорости сближения, чтобы эффективно захватить цели. Дальше пошла обычная свалка, когда обороняющиеся стараются больше уцелеть, чем нанести врагу ущерб. Приказ ваполнен: строй противника нарушен и основное охранение ослабленно. Дэн подумал, что если выживет, попросит назначить другого командира. Он забыл, поддавшись скорби и тоске, что гланая его обязанность как ведущего звена - звено должно выполнить задание и уцелеть. Именно в таком порядке. Задание выполнено, но обернулось боем с превосходящими силами. Возможно, если бы истребители бились между собой был бы шанс, но с корветом нет. Факел последнего боя зажжен.
Звено одним организмом крутится с другими. Бедные пустнники, у них же не было резертва благополучия своих людей, чтобы обеспечить нужным количеством топлива исребители и прочие корабли на маневрах и для тренировок. Противник действует слаженно, но как-то не уверенно. Кажется, такое построение называется "раздавленным яйцом" - формируется сфера, внутри которой противник. Атакующие стремятся раздавить одиночного врага, не подставляясь под о тветные выпады. При правильной организации в бою три звена против одного нападающие не должны понести потерь, а корвет лишь дополнительный приятный бонус.
Дэн привычно растворился в сражении. Перегрузка давно выжала из глаз слезы и те затерялись, по молекулярно размазавшись по волосам и впитавшись в специальную прокладку. Он как всегда растворился в пустоте и огне. Как выяснилось, строй путынников не так монолитен, как казалось сначала. Вот, при резком развороте выкатился один квадро, вспыхнул пробитым двигателем и откатился за спины товарищей. Еще один увлек а собой свое звено в лоб. Пуски ракет, огонь конусом. Дэн чуть не столкнулся с Сегом, когда отстреливаись от наседающей на них заостренной смерти. Три ракеты на Серге, одна на Дэне, остаьные прикрывают. Ситуация через сколько-то секунд переменилась - прикрывал ведущий. Потерь с обеих сторон нет, кроме того подбитого. Перед глазами мелькают скудные росчерки очередей - у противника по любому больше снарядов и хотелось бы знать, где носит наших. Опять пуск ракет, уже из другого звена. И сновапо Дэну. Ну что, мальчик, возомнивший себя мужчиной, готовься отвечать за свои поступки. Убивать два корабля народа было вовсе не обязательно. Почти две тысячи трупов - не шутка. И где же обещанные главные силы???
На какой-то миг он отвлекся от сражения и увидел, что бой уже идет внутри конвоя и несколько транспортов уже рассыпались миниатюрными метеорными роями. Несколько звеньев шли на помошь, а корвет пустынников пытался совместить стрельбу по Дэну с одного борта и по своему визави с другого. У него не получилось отбиться от пары ракет и пришлось перенести весь огонь на мартовца, но было поздно. Одна из тяжелых ракет рассыпалась десятком самонаводяихся головок и те соеденлись с первым залпом ближайшеего звена. Взрывы.
Дэн перевел звено в наступление в то самое время, когда один ошалевший командир решил продать жизнь подороже и достать таки неуязвимого противника, который любит растреливать безоружныее корабли. Дэн уклонился, а сдвоенная очредь поставила точку в честолюбивых мечтах. Дэн не понял кто стрелял и ему было не важно. Он знал, что мог не уклонится и ему этого хотелось. В первый раз он поймал себя на мысли, что ему хочется чтобы все закончилось. В бою он думал, если так можно выразиться, только о конкретном. Не хочется сдаваться на милость штатного психолога, но придется. Хотя у бедолаги наверняка и так дел не в проворот.
Бой окончился. Дэн перевел истребитель на автопилот и отключился. Он не потерял сознаие, но смотрел на окружающее его пространтво сквозь ту харакерную муть, что приходит либо когда засыпаешь, либо когда теряешь сознание от усталости. Пусть все идет как идет.
На корабле метался Ник, никто не приветствовал исполнителей успешного задания. Казалось, что Серг хотел что-то сказать по поводу своей непокорности, но Дэн только махнул рукой:
- Ты поступил по своей совести. В конце концов, мой счет к вражескому "мирному населению" только мой. Иди отдыхать.
- Как ты? - не к месту спросил Серг.
- Никак, дружище, совершенно никак. В конце концов, мы должны были нарушить строй противника и сдеали это. А отвечать за все придется только в случае поражения, до которого мы с тобой не доживем. И закончим на этом.
Странно, но первый истребительный полк находился не на самом острие наступления. Атаки, вроде последней, были скорее рейдовыми. Честное слово, до расформиовани "игровых" подразделений с включением личного состава и матчасти в нормальные группы и флотилии, Дэн воевал более напряжено, чем теперь.
Через пару недель случился еще один вылет с такими же целями: нарушить строй охранения конвоя. Выполнено точно таким же образом, и лишь одна мелочь подпортила вкус победы:
Опять усталый голос ведущего конвоя:
...атакующим истребителям Марты, атака нас противоречит правилам и обычаям войны принятыми...
Моё имя Дэн Грэгг...
Вот оно как... - К усталости добавилась задумчивость. Обертоны по связи не услышишь, но Дэн был готов поклясться, что невидимой женщине стало очень грустно, что б не несказать тоскливо. Когда она заговорила спустя полминуты, в ее голосе звенела странная, потусторонняя тоска, которую так и хотелось назвать предсмертной:
- Ты не передумал?
- Нет. Я действительно могу думать, передумывать или достигать просветления. Инны больше нет. Ее убили на точно таком же мирном транспорте с дети-ишками и р-а-анеными!!! И разврекались с ней так, что со мной будто призрак говорил, и это за не полных два часа!!!
- Ясно. - Дэн был благодарен невидимой собеседнице, что она его не отговаривает, не просит пощады. - Говорить с тобой бесполезно.
- Вот именно, - вклинился нвый голос, более молодой и звонкий. - Мальчик, который получил оружие, и не знает что с ним делать. Мальчик, ставший большим, сильным и, как щенок, рад выполнять приказы и представлять себя матерым волкодавом. Мальчик, всю жизь проживший в теплице и взбесившийся от того, что жизнь не следует его желаниям,отрастивший хер и ...
- Довольно! - рявкнул первый голос. - Прояви чуть больше уважения нашему палачу и...
- Все верно, почтенная. - Дэн едва не подавился слезами. - Твоя коллега права. Скажу больше, мой лучший друг пытался педупредить вас о нападении. Я убил его. Моя подруга попала в ваш гостеприимный плен. Я растрелял тот лайнер. Не трать дыхание на мольбы. Я слышал, что у вас религия развита. Потрать оставшиеся секунды на молитву.
Последние два лайнера неприцеьно прыгнули и о их судьбе оставалось только гадать. Мало шансов при таком маневре, но экипажи выбрали неопределенность против гарантированной гибели и Дэн их понимал. Хотя такая вероятность и не была стопроцентной. Одна из очередей "безоружного" лайнера чуть не убила нейтрального Серга. Дэн тогда еще спросил, а не передумал ли друг. Ведь корабль способный отбиться от звена истребителей уже считается вспоспомогательным боевым кораблем. Серг был непреклонен. Интересоваться причиной такого вот чистоплюйства не хотелось. Звено поддерживало, Дэну не грозило в следующий вылет нападать в одиночку.
А может, Данила просто привык к бою и ему порой хотелось вылета "погорячей"? Нет, не хотелось. Как раз после второй атаки конвоя он начал мысленно называть себя прежним до-игровым именем. Взможно, все дело в том что он устал. А может быть, та мудрая тетя была права? Он заигрался в свою игрушку, прячась в ней отпроблем реальной жизни и даже Нейла убил только для того, что бы он не мешал играться дальше. Ну а потом, когда стал понимать что натворил, особенно после смерти Инны, озверел от такого обмана. Он играл, а ему подсунули настоящую войну. Он, с самого начала понимавший, что с чемпионатом дело не чисто, на самом деле не верил в реальность происходящего и относился к войне как к экзотическому развлечению? Может быть. Из той же игровой психологии пироисходит легкое презрение к человеческой жизни. Ну не верил Данила. что на всех этих кораблях были настоящие, живые люди. Головой знал, но не верил, что грохнул в три захода за две тысячи человек и от того ничего не почувствовал, а всякие умные построения только предлог. Опять же может быть. Та, вторая женщина была права - он отморозок, который не умеет чувствовать чужую боль. Интересно, в былые времена тратились многие усилия чтобы солдаты не видели во врагах людей, а решилось все просто - надо чтобы бойцы немного поиграли в войнушку в мирной жизни, и тогда не будет никаких проблем, даже когда кровавые брызги будут покрывать не монитор изнутри, а боевой шлем снаружи.
Данила поделился своими выводами со старшиной десантников, когда их носитель отвели на временную базу, где точно также от боев отдыхала пехота.
Путь к пониманию был долог. Как всегда десантники кричали, что летуны клянутся, мол, зона высадки зачищена, а ничего подобного. Они падают на головы неподавленному противнику, на замаскированные установки, которые неуязвимы для ручного оружия, но могут сбивать транспорта с основными силами. Старшина спрашивал, знает ли пилот, что это такое - распоротая жестянка с копченым фаршем внутри.
Не знаю, отвечал Дэн. А знаешь ли ты, как выглядит небо, когда среди немигающих звезд открытого космоса пляшут и вспыхивают скоротечным огнем рукотворные звездочки? Бывало ли у тебя так, когда всего полчаса назад ты перекидываешься картишками, травишь десятки раз пересказанные анекдоты, а теперь возвращаешься и нет твоих партнеров, нет рассказчиков и слушателей. Только что кубрик был полон, а вскоре наполовину пуст.
Десатник горячился, размахивал руками и Дэн радовался, что они не успели как следует выпить, а то уже была бы драка. Старшина рассказывал как это - когда между врагом и тобой только полоска изрытой, нашпигованной сталью земли, и тебе очень не хочется бежать туда, но надо...
Знаю, соглашалс Дэн. Речь президента, чистенькая, еще не залатанная пусковая шахта, бросок катапульты и покрытое разрывами небо. И задания, выполнить которые могут только те, кто считает войну игровым чемпионатом и не успевает заметить, что погибают они по настоящему.
Да, да!!! кричал старшина. Для вас, летунов все быстро и не страшно, раз - и тебя нет. И завел речь о волочащихся кишках, перебитых, словно резиновых ногах, на которых порой пытались ходить. У Дэна пропадает аппетит, он хочет попросить собеседника замолчать, потому, что предыдущих пяти примеров было достаточно, но не говорит ничего. Во-первых он знал, чем закончится такая просьба и что не пилоту драться с профессиональным солдатом. Во-вторых, знал, что такое, когда по-настоящему хочет ся выговорится. Ему есть что сказать.
Да, говорит Дэн, находя брешь в монологе, все так. И я с тобой полностью согласен, что разница наших родов войск заключается в том числе и в этом. Да, испокон веку флот от армии отличался чистотой. Там - окопы, грязь, холод и насекомые. Здесь электрический свет, горячий чай в любое время суток и чистое белье, поскольку прачечная всего парой палуб ниже. А в космосе контраст еще видней - некоторые бои длятся десятки секунд. Вылетел, провел бой и возврадщайся назад, к прерваной партии в карты или шахматы, а недопитый чай согреется за минуту. Толко не кажется литебе, мой десантирующийся брат, что так страшней, что переход от почти домашнего комфорта к бою, возможной смерти и обратно, по нервам бьет сильнее? А что касается кишок и прочего... Ты знаешь, как вылядит нога, когда ее пробивает осколок ракеты , не задерживаясь пробивший и защиту кабины и сам истребитеь насквозь? Как двуслойный чулок из металла и кожи, в котором что-то болтается. Всё остальное, кроме костей, вытянуло из раны перепадом давления. Снаружи вакуум, знаешь ли. Скафандр перетянул ногу, но кабина выглядела занятно. Тонкий фарш на стерильной поверхности. Да, наша смерть чище чем ваша, это верно, но не всегда от этого легче. Рана была чистой, как в операционной, но семнадцатилетняя девушка сейчас учится ходить на протезе.
Старшина подумал, и согласился, что такой расклад не намного лучше знакомого. Но с другой стороны, быть передовым отрядом хорошо только в фильмах и книгах. Заглядывать в лицо врагу первым, ловить первую пулю и бить в ответ дорогого стоит...
Верно, соглашается Дэн. Утопить гашетку через десять секунд после президентского напутствия и через пять после официального обявления войны это дорогого стоит. Чему ты так удивляешься? Да, я был в первой волне. Правильно, что мрачнеешь. Ты знаешь это магическое определение: "первая волна". Что, сколько нас, игроков, осталось? Да процентов тридцать, если со списанными по здоровью считать. Нет, ты прав, раненных у нас было мало, один к семи - восьми невернувшимся. Просто как ты думаешь, что происходит с людьми, которых обманом затянули на войну, которые думали что погибших просто возвращают домой? Верно, с ума сходят. У вас-то наверно трезвели сразу. Не сразу? Думали что готовится военно спортивный праздник, а война пришла очень вовремя и патриотический порыв обеспечил стопроцентную запись в добровольцы? Ну ни х... себе. Я про наше раководство. Хитроумные господа. Сколько игр понапридумывала, на все вкусы. Наверно, логисты учились обеспечивать боевые подразделения, а медики лечить раненных и тоже удивлялись, что контейнеры с боеприпасами взрываются, а раненные умирают и, простите, пахнут настоящими кровью и дерьмом.
Потом представители разных родов войск прекратили дискуссию о том, чей вклад в победу важнее и хлебушек сильнее пропитан потом. Пили за победу, за крепость рук и верность глаз, за ярость победных атак, за воинское братство и прочие важные и красивые понятия. Даже за верховное командование, которое их так всех подставило. Потом разнимали тех, кто договорился до иных выводов или исчерпал словестные аргументы. Потом, кажется, вместе с насильно замиренными пили за общее дело, которое должно быть очищено от мелочных свар и за то, что кто бы какую форму не носил, все вместе должны пройтись парадом по вражеской столице... Возможно, Дэну только казалось, что пили за это. Ему не приходилось раньше так надираться, даже после разрыва с Юлианой.
Когда он очнулся в кубрике, пристегнутый к койке и было здорово, что до вылета не менее суток. Прав Ник, который ограничился вопросом как Дэн себя чувствует, но посмотрел предельно красноречиво, когда сказал, что дело не в непотреном поведении, а в том, что пилот после небоеспособен. Риск для соединения в целом возрастает. Через сутки перепившие пилоты вернулись в норму.
Боевая работа продолжалась, и личный состав беспокоился только о том, что их участок опять тихий и что война может закончиться без них. Командование на вопросы только усмехалось. Работа по-прежнему включала в себя патрулирование, поиск спутников-разведчиков и редкие бои с небольшими группами. По крайней мере, Дэн ни разу не видел больше шести корветов одновременно с каждой из сторон. Он отработал тактику атаки на эти одинокие корабли, благо, группа попалась адекватная. Дэн повторно удивился, как легко группа разваливает корабль, неуязвимый для одиночки. Никакой особой нужды в такой атаке не было. На корвет наваливался крейсер, и всё бы закончилось без потерь, но риск был оправдан. Хоть война катится к концу, но это такая штука... Не устойчивая, короче. Сейчас маятник в нашу сторону качнулся, а что будет дальше - только одному Создателю и ведомо. Может статься, от одного звена будет зависеть, а не качнется ли мистическая конструкция в обратную сторону.
Дэн чувствовал, что падает. Он летал, как и положено, стрелял и один раз кого-то сбил. Что ни говори, но реальная довоенная подготовка значит много, большинство побед записывали на свой счет кадровые пилоты. Бои давались им тоже не просто. Дэн как-то перехватил взгляд Ника, когда тот оторвался от списка потерь. Даже чуть не проснулся. Казалось, что командир читает одно и то же имя много раз...
Дэн погружался - и знал это. Нечто подобное творилось перед первым боевым вылетом, после смерти Нейла. Все вокруг него происходило как во сне. В четком и цветном, но сне. Вернее, он словно изнутри самого себя смотрелся в слепое зеркало, в котором суетился и делал какие-то вещи человек, на Дэна похожий как брат.
Как-то утром, когда не намечалось никаких заданий, его позвал штатный психолог. На предложение поговорить Дэн отреагировал вежливо. Ну, в том духе, что вас наверно приучили воспринимать агрессию в свой адрес как должную часть работы. Наверняка вам приходится выслушивать о гражданских червях, которые ничего не понимают в потерях друзей, о разящем огне и прочем. Выслушивать грязную ругань и не обижаться, оставаясь профессионалом. Психолог чуть заметно, как сюрприз для самого себя, кивнул. Ну, а мне не хочется вам говорить гадости. Оставьте меня в покое. Что вы там напишете в своем отчете, не важно, но пусть останется на вашей совести. Я верен Марте.
Психолог согласился и следующие пятнадцать минут они обменивались скупыми репликами бытового или около того характера. Как выяснилось позже, выводы из этой короткой беседы психолог таки сделал, причем правильные. Но Дэну об этом сказали потом.
Не то до беседы, не то после, за завтраком, Дэн спросил Серга, не заметил ли он, какой маневр пытался предпринять пустынник перед тем, как товарищ его срезал. Ответом стал непонимающий взгляд и попытки выяснить, о каком бое идет речь. Странное впечатление: вроде вопросы задаются нормальные, но взгляд у Серга наполнен недоумением, сожалением и жалостью. Дэн спрашивал о бое, который был вчера перед отбоем. После пары наводящих вопросов пришлось вспомнить, что вчера вылетов не было вообще. Выходя из разговора, Дэн вспомнил, что даже в этом темном сне, когда он не знал, что спит, а не летает по-настоящему, ему очень хотелось спать. Когда облачались перед очередным вылетом, приходилось ловить на себе взгляды. Пусть думают, что хотят.
Через день после того недоразумения со сном и реальным боем Ник сказал Дэну, что его решено отправить на отдых. Слишком большое напряжение подрывает боеспособность, сказал командир, не давая Дэну возможности возразить. Это не вопрос силы или слабости, продолжал он, рубанув рукой воздух, принуждая молчать и слушать. Не вопрос верности и сомнений, а голая, беспощадная статистика. «Знаю, - сказал, - что звучит унизительно, но послушай меня и не противься. Через два дня твое звено отправится домой. Вы будете сопровождать конвой с ранеными. Не возражай!»
Дэн подавился криком. Ник смотрел на него с такой болью, что едва не пришло пробуждение. Вместо требований и хамства на языке вдруг зачесались соболезнования и утешения. И те, и другие - глупые и не обязательные.
- Никто не подозревает, что ты перестреляешь свое звено, успокойся. Но, полагаю, ты не захочешь вести их на смерть. Иди, - Дэн козырнул и развернулся.
Когда дверь закрывался, он расслышал:
- Чертова война. Не хочу я больше друзей хоронить.
Дэн опять удивился не тому, что столкнулся с усталостью и болью, - тому, что непробиваемый командир оказался на них способен. И, в конце концов, признался самому себе, что тот прав. Еще немного, и Дэн забудет о том, что от вражеской очереди можно уклонится. Пусть идет, как идет.
Вяло жуя, он думал о том же, и проваливаясь в темный, не приносящий свежести сон, думал что не смотря на все успехи, у армии, как и у отдельного человека есть свой предел. Он свой прошел.
Сволочь мозгокрут: трепались вроде о светском "ни о чем", а понял все правильно.
В темной тишине было спокойно и казалось, что нужно нырнуть чуть глубже, что ты можешь это сделать и сумеешь познать непознанное, увидеть незримое, только вряд ли сумеешь рассказать о своих открытиях. Не потому, что не поймут, а потому, что твое не проснувшееся тело поднимут с койки, завернут во флаг и отправят с почетным конвоем к ближайшей звезде, а Ник будет глотать слезы, стараясь сделать это незаметно. И все вокруг будут делать вид, что ему это удалось. Исполненный до конца долг - слабое утешение для матушки. В темном сне даже мелькнуло ее лицо, когда она откроет дверь и офицер, проклинающий свою должность, отдаст ей честь, другой рукой протягивая конверт плотной, почти картонной бумаги. Дэн совсем было увидел, как на ее лице проступает понимание, что лежит внутри и звучит неуместно бодрая музычка, ассоциирующаяся не то со спортивным праздником, не то с вечеринкой. Боже, как она ввинчивается в уши...
Дэн, продолжая смотреть на помертвевшее лицо мамы, побежал по лестничной клетке, на ходу натягивая на себя летную куртку. Площадка все росла и росла, пока не привела к стартовому залу. Только запрыгивая в скафандр, Дэн понял, что это была за музыка. Кто-то из начальства решил, что бывший игровой состав, в последнее время сильно сдавший, с такой озвучкой вновь будет воспринимать бой, как приключение и будет бежать в ангар в ритме, плещущем из динамиков. Это сигнал боевой тревоги прервал сентиментальный ночной кошмар, сорвал с койки, забыв разбудить.
Окончательно пробудил только удар в спину катапульты. На тактическом дисплее появилась картинка начинающегося боя, и всё стало ясно. Тяжелые корабли стоят на дозаправке и довооружении. Отстыковка от мобильных баз снабжения займет время. Небольшое, минут пять-семь, но всё же… Вне плоскости эклиптики продолжали вываливаться из Изнанки объединённые силы вражеских флотов. Охранение их не сдержит, это было сразу понятно. Они начнут резать тяжелые силы до того, как те изготовятся к бою. Странно. Ведь считалось, что место подготовки к следующему броску - секрет и за пару часов о нём не узнают… Ну, вот и всё, Данила-Дэн. Игра окончена.
Противник быстро приближается, превосходство в числе на треть как минимум. Что-то кричат наушники, и Дэн, не разбирая слов, понимает, чего хотят от лёгких сил. Продержаться. Отвлечь на себя врага на несколько минут, пока большие корабли не обретут боеготовность. Надо атаковать корветы, которые уже начали стрелять. Атака в лоб, игнорируя вражеское охранение. Вперёд, подумал Данила, кладя истребитель на рекомендованный курс.
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вт Авг 07, 2012 7:55 pm

Над городами, гордо называвшимися Оазисами, разливался тяжёлый рокот. Вынужденные ползти в атмосфере на малой скорости, корабли постоянно использовали маневровые двигатели и от них в воздухе, опускаясь до самых песков и дрожащих окон, висел гул. Победители шли строем над большими и малыми селениями, чтоб никакая пропаганда не смогла смягчить понесенное унижение. Из тысяч динамиком неслись угрозы и далеко идущие обещания. Побежденных информировали, что немногие оставшиеся корабли спаслись бегством и что рассчитывать не на что. Обещали, что если в будущем правители их мира хотя бы подумают об угрозе Марте, случится беда. Скоро закончат устанавливать на крупных астероидах одноразовые двигатели, которые направят небесные камни на укрытый песчаными бурями мир. Если победителям хотя бы покажется, что история может повториться вновь, то не будет дипломатических нот и предупреждений. Пойдёт команда на запуск, и всё окончится быстро.
Дэн переживал каждое слово, каждый слог, каждый звук ультиматума. Он пропускал слова мощи и угрозы через себя, через своё сердце. Это было хорошо. И страшно. Он почти видел, как рушатся на укрытую песками и бурями планету каменные глыбы в десятки и сотни километров в поперечнике. Почти чувствовал, как те проламывают кору и углубляются в мантию. Практически наблюдал, как взлетают облака огня над обречённым миром.… И те, кто слушал слова последнего предупреждения, это видели тоже.
Дэн переживал, и его тело откликалось на слова силы и обещания. Он словно заново проходил все, что случилось с ним после той памятной атаки. Как не успевшие очухаться от внезапной отмены смертного приговора пилоты были брошены в следующий бой, и еще, еще...
Видимо, в секторе тысяча триста удалось переломить хребет противнику. На следующих целях сопротивление было отчаянным, но символическим - пустынники стояли насмерть и пытались контратаковать. Дэн сотоварищи преодолевали их оборону, почти не снижая хода и...
первая же победная атака - какой-то населенный пункт, гордо называвшийся городом. Истребители загрузили зажигательными снарядами. Машины вошли в атмосферу и рассыпали свой груз по перекошенным кварталам невыразимых лачуг, громоздящихся всего на несколько этажей над заплеванной, изрытой крысиными ходами землей. По пункту «работали» и корабли с орбиты. Истребители прошли над целью и стали набирать высоту, не оглядываясь на грязную огненно - рыжую тучу, поднимавшуюся над городом. Кроме одного - Дэн снизился и с бреющего полета расстрелял удалявшийся автобус. Память зафиксировала, как тот кувыркнулся с трассы, сброшенный тяжелыми снарядами. Его окутывали облака пыли, поднятые взрывами. Дэн и не думал, что именно так выглядит его атака с земли. Командир, принявший командование вместо Ника, пожурил за нецелевое расходование топлива и боеприпасов, и только.
Расстрелы транспортов, которые пытались уйти с атакуемых миров на планеты, которые попадали под удар несколькими днями спустя. Все пытались их обездвижить, и только звено Дэна, пробив оборону, валило тех насмерть...

Горько-сладкое чувство преследовало Дэна до самой Марты. Он не знал, как обозначить его словами. Должно быть, таков вкус окончательной победы. Сколько ребят осталось там, среди немигающих звёзд, для того, чтобы прозвучало требование безоговорочной капитуляции. Радость победы оказалась не смываемо – горька. Её можно было только топить в спиртном, присланном командованием. Дурмана хватило аккурат до дома. Не только Дэн, но и большинство ветеранов пребывало в таком же состоянии. Салаги, призванные за пару месяцев до победы, либо шарахались в боковые проходы, либо замирали, вжимаясь в стены и делая вид, что их тут нет. Мимо них, шатаясь, с трудом держась за стены и вяло борясь с тошнотой, проходила слава родного мира. Старики, не на много старше самих салаг, знали что-то такое, что им недоступно и не откроется уже никогда.
Родной мир. Вечер. Столица. Пылающий в полнеба закат. Бледная подсветка небоскрёбов. Хрустально - металлические грани, подсвеченные багровым, устремлены в тёмное и идеально бездонное небо. Абсолютная красота, никак не связанная ни с архитекторами, ни с живыми людьми, прильнувшими к окнам и невидимыми снизу. Марта, как давно мы тебя не видели. За нашими спинами ничего кроме пустоты и огня. Мы прошли через них. Прошли, чтобы оказаться здесь, любимый Город.
Дэн шагал слева от знаменосца, державшем над собой табличку с названием полка. Единственная шеренга терялась на широком полотне дороги. С огромных экранов, в которые превратились небоскрёбы, смотрело совсем недавнее прошлое. Им вторили динамики:
- …шагают герои. «Каскад», бывший головным в атаках на «Икс двенадцать», на сектор тринадцать – семьдесят», на … - В десяти шеренгах вперёди шагает его экипаж. Дэн их как-то видел – красные от многомесячного недосыпа глаза, серые лица, осунувшиеся, не смотря на флотский паёк. Теперь они шагают впереди, под табличкой с названием своего корабля. На экранах запечатлены его победы: трассы огня, вспышки взрывающихся пустынных истребителей и расползающиеся под напором внутреннего огня фрегаты…
- … экипаж «Зеркала», не прекращавший разведывательные мисси даже под огнём. Их доблесть не всегда была видна, но полученные данные легли в основу многих побед… - Верно, подумал Дэн, стараясь печатать шаг. Тогда казалось, что доживает корабль дальней разведки свои последние минуты. Но нет – вот они, герои. Немного впереди. До победы дотянули все и теперь вышагивают в свете прожекторов.
- … «Блек на воде»!!! Они преодолевали оборону, обрушивая на врага огонь с небес. Именно они заставили правителей десятой колонии передумать! Честь и слава беспримерным бойцам! – диктор продолжает надрываться. Впервые с начала войны Дэн не чувствовал отвращения к официальным заявлениям. Всё правильно говорит, всё так и было. Мы прикрывали «Блеск» в атаке на колонию, в тесном от огня космосе. До сих пор не верится, что они тогда справились. Все вместе. На экранах переливались взрывы в пустоте, охваченный огнём плотных слоёв атмосферы корабль, вспухающие купола на почве, вминающиеся потом в выжженные атомным огнём каверны... Правители колонии приняли тогда правильное решение. Попробовали бы принять другое…
- «Факел в ночи»!!! – Прожектора выхватывают пустую дорогу. Да, там должна была шагать ещё одна шеренга. Там никого не было. На экранах застыл тяжелый крейсер. Он во все стороны сыпал бисер трасс заградогня, окутывался облаками перегретых газов от рвавшихся к нему, но не долетевших ракет. Факел пёр впёред, ведя огонь из орудий главного калибра. Дэн с ужасом понял, что он сейчас увидит. Они тогда были в прикрытии, но не смогли защитить крейсер. Братья, простите нас! На десять наших машин приходилось пятнадцать их. Мы не смогли прорваться к вам. Вторя Дэновым мыслям, крейсер пересёк острый след ракеты, попавшей в район кормового реактора. Улицы, по которым шагали победители, залило с экранов чистым, не замутнённым дымом и копотью, каким-то хрустальным огнём.
Потрясающее зрелище заготовили отцы Марты и победителям, нестройно марширующим по главной улице, и горожанам. Диктор, срывающимся от волнения голосом, продолжал называть названия кораблей, описывать подвиги тех, кто шел и, обходя молчанием тех, кто должен быть на пустых кусках дороги. За него говорили экраны, на которых взрывались, рассыпались металлическим крошевом, шли на таран корабли, чьи экипажи остались. Там, среди звёзд. Навсегда. Призраки незримо шли вместе со всеми, в оставленных для них промежутках между строями тех, кому посчастливилось вернуться. Парни и девчата, испарявшиеся в атомном огне, остававшиеся на горящих постах и ведшие огонь пока не отказывали системы управления, замерзавшие и задыхавшиеся в отрезанных отсеках, тоже были здесь.
Когда объявили «Сияние» - первый флагман флота, на дороге было только человек двадцать. Те, кому повезло оказаться в спасательных челноках. Дэн почувствовал, как сбивается с ноги его «коробочка». Следующий в списке его полк. Да кто же режиссировал это действо? Дэн вдруг ощутил, что его душат слёзы. Сейчас свет падёт на него и диктор объявит…
- Первый истребительный полк! – Да, точно. Нас должно было быть раза в четыре больше. Все те, кто когда-либо служил с нами, тоже должны были быть здесь. По лицу, как оказалось, уже текут слёзы. Дэн их не утирает. Да, дорогой диктор, так всё и было. И первая атака, через десять секунд после официального объявления войны. И рейдовые действия, как до её начала, так и после. И прикрытие десантов, когда истребители буквально загораживали собой транспорты. И сопровождение тяжёлых кораблей. И…
Сектор тысяча триста, генеральное сражение. Пустынники с марконцами собрали все, до чего дотянулись и бросили в атаку против мобильной базы снабжения. Как раз в тот момент, когда заканчивали дозаправку и довооружение корабли, собиравшиеся атаковать песчаную родину врагов. Те всё выверили и высчитали, их было на четверть больше, они должны были победить…
Правильно говоришь, голос в скрытых динамиках. Да, это мы. Первый истребительный полк появился строго вовремя и на него поначалу даже не обратили внимания, поскольку слишком мало было машин. Не может истребитель победить фрегат, а тем более крейсер. Мы это сделали, дорогие сограждане. Перед городом и миром говорю, что мы сделали это. Встречно-лобовая атака первого истребительного полка переломила ход сражения в нашу пользу.
Дэн всё помнил. Непрерывно повторяющийся десяток нот какой-то бодрой песенки,– боевая тревога. Рывок из кубрика в сторону ангара. Он только тогда, на бегу, проснулся. Одним движением и тела и мысли спросил у техника как машина, и впрыгнул в лётный скафандр. Когда кабина заскользила по направляющим в ангар, в голову пришла первая мысль – генеральное сражение. Мы все слишком долго его ждали.
Додумать не успел – кабина встала на место, и в тот же момент машину выбросило наружу. Одновременно с остальными. Удивительно, что никто не столкнулся. В груди что-то вздрогнуло, когда Дэн увидел, как ядро флота обхватывается со всех сторон. На панели мигает приказ – атаковать в лоб. Это самоубийство, но перестраиваться нет времени. Полк в едином порыве жмёт на газ. Спустя какой-то десяток секунд истребители преодолевают охранение противника, не вступая в бой, и оказываются внутри строя.
Десять машин бьют непрерывными очередями в одну точку. Ближайший к противнику выпускает в изъязвлённую снарядами броню ракету, а кто-то пускает вторую. Первая пробивает борт, а вторая влетает внутрь. Следующий. Дэн действовал быстрее, чем осознавал, а что он делает. Все так работали. Объединенный огонь, ракеты, рывок в сторону, чтоб не попасть под обломки взорвавшегося фрегата – Дэн просто не помнил, а отдавал ли им кто-то приказ, что атаковать следует лёгкие эскадренные корабли. Противник поражён, не важно, взорвался – не взорвался, а переходим к следующему. В голове ни единой мысли. Дэн стреляет и запускает ракеты. Его даже не радует, что попадает точно в «яблочко».
Очередь, вторая, уклонение от ответного огня, пуск ракеты, следующая цель. И только краешек сознания, совсем незаметный в покое отмечает, что прибавляется обломков летящих в том же направлении. Дэн стреляет, рывками уклоняясь и переходя к другой цели. Он что-то приказывает и что-то приказывают ему. Голоса в наушниках замолкают, но он принимает это как должное.
Попадание! Следующая цель. Где она? Где??? Истребитель крутится на месте, инерция относит его в сторону от сражения. Кругом мелкие отметки на радаре от обломков его полка и несколько искорок истребителей, но нет противника. Дэн крутится на месте, перебирая в голове возможные вероятности: маскировка, отказ систем наведения, что-то с глазами… Он не сразу понял, что они пролетели вражеский строй по длинной ходе, что впереди просто уже нет кораблей. Есть только три дюжины истребителей, из двухсот двадцати вылетевших по тревоге, и несколько маячков катапультированных автоматикой пилотов. Он разворачивает истребитель туда, откуда только что прилетел. Два фрегата кувыркаются, полностью потеряв управление, ещё несколько пытаются выйти из боя. У них не получается. Не мудрено, с отказавшими-то двигателями.… И пара горстей обломков. Круговой охват ядра флота Марты из захлопнувшейся ловушки превращается в свою противоположность – в хлопья и осколки, пытающиеся найти спасение…
Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вт Авг 07, 2012 7:56 pm

людские полны разбивались у широких ступеней палаты собраний.
Ступени те, как и колонны парадного входа, как и облицовка палаты, были наследием былых времен - чуть не со времен Высадки. Там был камень разных планет. И тех, которые когда-то прислушивались к мнению Марты, и необитаемых, и тех, о которых никто никогда не слышал. Говорят, что некоторые плиты в главном зале из самого настоящего земного гранита. Резные решетки были отлиты из самородных минералов - опять же, с других планет. И чувствовалась и в камне, и в металле какая-то чуждость. Еще с детства Данила запомнил это ощущение - мама водила его посмотреть на деяния предков, запечатленные в мозаике и фресках.
Давние деяния, еще до войны, когда природа нового мира была не покорена и люди жили так, словно иных миров, да и космоса вообще не существовало.
Обо всем этом Дэн думал машинально, наблюдая, как строятся другие колонны. Хотя какие-такие колонны? Горстки. Могучий флот, сокрушивший врагов, личный состав которого собираясь на площади, вполне помещался. Интересно, как бы выкручивались в случае меньших потерь…
Отцы города взирали со своих трибун на построившихся победителей - их именем. Да, точно триумф. Командующий эскадрой начал свой доклад. Все ожидаемо и традиционно. Соединение успешно выполнило все поставленные задачи. Звучало и впрямь так, словно собирались получить указание к новому месту службы. Традиция.
Когда закончил доклад командир последней флотилии (или бригады, Данила не понял), слово взял отец города. Тьфу ты, мы же не в древности, и этот триумф только издали похож на те, прошлые. И вообще, не о том думает победитель. Господин президент говорил с теми же интонациями, что и напутствовал на первый бой. Только теперь в голосе звучало волнение. Какой парадокс: посылая сынов и дочерей родного мира в атаку, он был спокоен, а теперь... Эк его.
Данила слушал дрожащий голос и пытался сообразить, что же ему делать дальше. Речь какая-то окончательная, как надгробная. Вокруг слышались всхлипы. Данила с запозданием заметил что снова плачет.
Речь президента, как и голос диктора получасом раньше, на проспекте, не вызывала отторжения. Где-то довелось читать, что подвиги совершают именно так: изо всех сил стараются выжить, тяжело физически работают, а в итоге тебя чествуют. Если повезет, разумеется. А то работаешь, мучаешься, а потом становится темно и холодно - навсегда. После про тебя говорят, что ты, де, совершил подвиг.
Данила слушал речь, плакал и со всем соглашался. Как и прочие, стоящие рядом.Теперь для них открыты все дороги, по которым сумеют идти победители. Руководство держало слово, аутсайдеры в прошлом, они теперь могли войти в приличное общество. Да и вообще, Марта больше не связана ограничениями на вооруженные силы, экспансию и на торговлю. Теперь всем найдется дело по сердцу…
Президент говорил и об этом, и о многом другом. Высокие лозунги перемежались конкретными обещаниями, и никто не сомневался, что их выполнят. Дэн не запомнил речь, он думал о своем. Так же мимо памяти прошла и церемония награждения. Дэн обзавелся еще одной блестящей пластинкой на груди. Кажется, "воинской чести" третьей степени. Ну да, четвертую он получил во время предыдущего визита домой. И еще какой-то значок повесили. Такие же получили все те, кто атаковал окружающие главные силы флота корабли. Четырехлучевая звезда и надпись вдоль удлиненного верхнего луча " Не думай о себе" или "Не думал"?..
Надо посмотреть получше.
Но потом.
- Данила! - раздался голос за спиной.
Он еще несколько шагов двигался в толпе таких же растерянных, как и он сам, героев, слыша окрик, но не зная, что зовут его. Кажется, на награждении называли оба его имени - он не помнил и ни одно не определял как свое.
- Дэн!!!
Он вздрогнул. Ближайший пилот посмотрел ему за спину и как-то странно обернулся. Дэн тоже стал разворачиваться. Не из любопытства и из вежливости, а потому, что так положено.
Почти пробравшаяся к нему, ощупываемая и обляпанная взглядами окружающих, к нему пробиралась Юлиана. Ну и ну, подумал он, неумело отвечая на объятья. Неудачник - это одно, а прошедший через триумф - совсем другое. Дэн думал так безо всякой обиды или огорчения. Он сам с легкой насмешкой наблюдал, как в нем просыпается прежний Данила. Паренек нерешительно топтался на пороге, не решаясь перейти из памяти в текущую реальность. Ну и пусть.
- Здравствуй,.. Юлиана, - имя далось с трудом Трудно говорить на языке, которым не пользовался долгие годы. Но приходится. - Рад тебя видеть в добром здравии.
Что-то в его виде и голосе заставило девушку споткнуться в начале отрепетированной речи. Но она справилась:
- Ты не откажешься присоединиться к нашему празднованию? Твоя матушка согласна и ждет тебя.
- Да?
- Да. Она боялась, что ее затопчут тут. А я - нет, - нервный оскал. - Пойдем?
А ведь ей тоже непросто в моем обществе, подумал Данила, пробираясь вслед за ней к выходу с площади. Там уже начала образовываться пробка. Не только его, не остывшего после парада, забирали к праздничному столу. И вроде мама машет со второго яруса трибун для особых зрителей. По все видимости, тут разместили родственников героев. Молодцы организаторы, ничего не скажешь. Не поймешь, что светится в ее глазах: гордость или простая материнская радость, что сын вернулся с войны живым и целым...
И тут Данила чуть не споткнулся.
Он безмерно и навсегда виновен перед ней, что предпочел игру ей, когда соглашался на участие в чемпионате, будучи уверен, что все не так, как выглядит. Он виновен, поскольку тот выбор сделал сам, без посторонней помощи. Да, его бы наверняка призвали бы, как игрового завсегдатая, но это было бы не по его воле. И уж тем более он виновен в том, что отмахивался ото всех предложений переменить свою жизнь во взрослую сторону, которые делал ему Нейл.
И Данила чуть не споткнулся повторно. Он шел вслед за сестрой Нейла, в которую некогда был влюблен. За сестрой человека, который его спас от смерти, когда она ему отказала, и которого убил ради высших интересов. Блин, почему пилоту по статусу положено иметь личное оружие, но нельзя уединиться, чтобы пустить его в ход, почему не дозволено поразить еще одну, самую достойную цель?!
Данила с трудом преодолел слабость последнего желания, когда упал в родные объятья на парковке специального транспорта. Матушка все же была действительно больше рада, чем? Все остальное добавляло чувств, но...
Праздничный банкет в том самом доме, который Данила некогда так хотел забыть. Кроме него несколько человек с новенькими наградами, но пилот только он. Остальные в том же звании, что был Ник, светлая ему память. А то и выше. Пастыри, мать их так.
Первые тосты, как водится, за победу и за тех героев, которые сделали ее из смелых мечтаний реальностью. И снова за победу и вечное унижение надменных врагов. И за тех кто проложил дорогу к сияющим вершинам, но не достиг их. За не возвратившихся, короче. К Даниле обращались с вопросами, и он отвечал, стараясь не замечать чуть брезгливого любопытства в глазах и интонациях спрашивающих. Матушка тоже была не в своей тарелке. Они оба не в своем кругу. Светская беседа, с первых фраз которой те, кто не знал, опознавали в них чужаков. Но никаких намеков, никакого, даже самого безукоризненно-вежливого оскорбления. Это праздник героев. Одна расфуфыренная дама попыталась было проехаться по внешности и украшениям матушки, которая действительно облачилась в наряд, напоминающий одеяние несдержанной дамы. Именно напоминающий, но не такой же. Разница была едва уловима, но для посвященных кричала и вопила. Да, мама тоже из другого общества.
На светскую даму сразу несколько человек посмотрели так, что она уткнулась в тарелку, едва заметно покраснев. Матушку Юлиана отвлекла каким-то вопросом, с преувеличенным вниманием выслушав ответ. Не время тут трясти брюликами.
Сегодна другой праздник. Данила был благодарен и удивлен. Надо же, и пастырям человеческим ничто человеческое не чуждо.
Под конец банкета, часа через полтора, подвыпившие женщина, широкая, крепкая, средних лет и с погонами капитана, обратилось к нему:
- А скажите, мастер-пилот, как вы оцениваете пилотов, с которыми сражались? Игроков и нормальных пилотов?
Дэн выразительно покосился себе на плечи. Его больше озадачило неожиданное повышение в звании, чем сам вопрос. Собеседница усмехнулась:
- Церемони повышения в звании проведут после утверждения новой структуры и состава вооруженных сил. Проект вчерне был готов еще до войны, так что осталось недолго, а если судить по вашим наградам и знаку полка, ждать новых погон осталось совсем немного.
- Спасибо, хотя я сражался я не за это. А о пилотах я думаю, что и те и другие, выжившие и павшие были достойными людьми, храбрыми бойцами и идеальными патриотами. А что?
- Да вот попалась мне на глаза одна работа о дисперсии психологических реакций на резкий переход от игры к войне. Сама я не сталкивалась с игроками, поэтому и спрашиваю. Ведь в ваш полк под конец влили довольно много этой публики.
- А я слышал, - влез в разговор толстяк в строгом костюме и с пышными бакенбардами, похожий на иллюстрирацию к слову "достоинство", - что их специально посылали в первых волнах главных ударов, что б они отвлекли на себя огневые средства противника и развязали руки кадровым пилотам. И что потом выживших списывали чуть не целыми эскадрильями, - толстяк позволил себе усмехнуться. - Говорят, что оставшихся в строю были единицы.
- Верно, - Дэн ответил на последний вопрос, как на самый простой. В душе поднималось раздражение.
- Так же я слышал, что основной причиной списания были нервные расстройства. Не понравился господам игрокам единственный способ, каки они могли отплатить за безбедное паразитическое существование.
Дэн зажмурился. Под веками полыхало небо первой атаки. Он опять видел, как словно вода из лейки душа со станции лились снаряды. Как в рукотворном стальном дожде то тут, то там вспыхивали искорки взорвавшихся машин. Да, верно, игроки расчищали дорогу нормальным силам. Случайная догадка подтвердилась: то было не следствие лучшей координации действий, а продуманным планом. Игроков совсем не случайно послали в атаку первыми.
- Вы чрезвычайно легкомысленно охарактеризовали игроков, - обратилась к толстяку дама-капитан. - Вы допустили некорректное высказывание.
- А что собственно я.... - начал и был перебит тот.
- Воинское братство, дорогой мой, это такая штука, которую не любят освещать в исследованиях. Через месяц боев пилотам становится все равно, как его однополчанин попал в отряд. Был ли он кадровым или игроком - это уже не важно. Вы оскорбили память павших товарищей, и Данила еще не набрался духа сказать вам это.
- Ой, простите, мастер-пилот, - толстяк начал недоуменно оправдываться. Видимо, в его среде принято о пилотах с игровым прошлым рассуждать именно так. - Я не верно вас понял. Примите мои извинения, я не собирался оскорблять ваших товарищей...
- Вы оскорбили лично меня, уважаемый. - Дэн с трудом выталкивал слова, заменяя те, что уже рвались из глотки, менее оскорбительными, - И вы ошиблись тоже, - кивок собеседнице. - Я не кадровый пилот довоенного призыва. Я игрок.
Будь у толстяка во рту котлета, он бы ее выронил. Он не привык так ошибаться в людях. Дама смотрела на Дэна с суеверным ужасом. Она тоже не привыкла к таким ошибкам, но не считала, что перед ней забавная букашка, сумевшая притвориться человеком. Наверно, слова про братство были плодом ее собственных наблюдений и размышлений.
- Так что вы правы, уважаемый, мы были этаким отвлекающим манёвром. Я понял это тогда же, после первого боя. Я заметил, как в общей свалке шныряют кадровые звенья. И выводы сделал. И вы не ошиблись, уважаемая. Да, сходили с ума, списывались не эскадрильями, конечно, но случаев было достаточно. Можете торжествовать.
- Я не... - начала дама, но Дэн ее не слушал.
- Только вы упускаете главное - не все игроки думали, что начавшаяся война идет понарошку. Да, что вы смотрите, будто у меня рога выросли? Я, например, знал что этот чемпионат не так прост, как кажется, с самого начала. Еще до того, как ответил согласием. Слишком дорого для простого развлечения, даже если принять как данность обещанные десять мест во флотской академии. А когда попал на станцию, уже не сомневался. Там все прямо таки кричало, что эта игра не такая игривая, как пытается казаться. Или вы думаете, что я завалил Нейла из игровых соображений? Вы считаете, что я...
Тут Данила налетел с разгона на взгляд Юлианы и заткнулся, забыв все слова. В голове вдруг зазвенела пустота.
- Короче, - через силу продолжил он речь, - вы напрасно думаете, что обманули эти социальные низы. Кто-то поверил, верно, но их было меньшинство. Остальные, даже поняв, что все по-взрослому, не испугались и не огорчились. Будете смеяться, дорогие пастыри человеческого стада, мы тоже любили Родину. Да. И когда нам предоставили шанс вернуть ей долг, то мало кто колебался.
Недоумение отовсюду. Растерянность и тот страх, что сопровождает человека при встрече с Непознаным. Юлиана смотрела, не отрываясь, и хотелось стать маленьким- маленьким, чтоб не было видно, или убежать на край света. Прямо из-за стола, роняя посуду.
- Да, и вы правы, говоря о братстве. Кадровые пилоты, хоть знали и умели больше нас, никогда не задирали нос. Мы делали одно дело.
Вечеринка шла своим ходом. С вопросами больше не приставали, оба бывших собеседника чувствовали неудобство. То ли от того, что так ошиблись, то ли потому, что обидели человека и не знают, как извиниться.
Примерно через час после того, как разбрелись из-за стола


Они стояли на широком балконе. Юлианна чуть сзади, легко опираясь на спинку кушетки, Дэн у края, руками на перилах. Город непривычно шумел. Доносились хлопки петард, пьяное пение и нецензурно – патриотические выкрики. Город не желал спать, нетвёрдо шатаясь в море огней. Первый день празднества.
Двустворчатая дверь из комнаты была распахнута. В рассеянном свете чуть искрились грани хрустальной вазы с фруктами и бокалов. Отец Юлианы отправился провожать гостей, непрозрачно намекнув, что может переночевать и в другом месте. Молодые, как их он назвал, остались в доме одни.
Изредка вспыхивающее очередным салютом зарево превращало её лицо в маску. Балкон казался заброшенной сценой пронизанной тенями. Тенями сказанных и не сказанных на ней слов. Забытых или несыгранных ещё историй. Дэн почувствовал себе Данилой-прежним. Юлиана смотрела на него и с мольбой и с надеждой. Пожалуй, этому выражению следует дать другое, более емкое название. Она догадывалась, что он что-то скажет. И собиралась что-то спросить.
Она сделала шаг в сторону Дэна. Плавно, но неуверенно.
- Знаешь, с момента получения похоронки мне не давал покоя один вопрос. Как лайнер сумел совершить такой маневр, от которого истребитель не смог уклониться? Я проверяла. Да, пятно и вмятина на крыле. След столкновения – всё понятно. У этого «Самума» скорость вращения не более десяти градусов в секунду. Он просто не мог своим крылом так ударить по Нейлу, что он рассыпался. Как погиб мой брат?
- Ты во всём права. Он не мог так подставится под удар корабля тяжелее его и гораздо неповоротливей.
- Так что случилось?
- а ты как думаешь?
- Я думаю, что обо всём мне расскажет его лучший друг. Расскажет всё и без утайки. – Юлиана подошла вплотную, чуть прижавшись и положив руку на плечо закаменевшего Дэна.
- Повторяю, ты во всём права. Мне кажется, что ты знаешь ответ. – Дэн ответил чуть отстраняясь. - Нейл был верен, умён и умел. Но слаб духом и не доверчив. Он считал, что мы неминуемо проиграем войну. Считал, что мы можем только демонстрировать свои серьёзные намерения и выторговывать у более сильных противников грошовые уступки. Когда нас послали на перехват того лайнера, он не нашел ничего лучше, чем выйти в эфир и предупредить соседей о нашей агрессии. Вернее, попытаться. Я был б-ближе всех – Дэн начал заикаться. Он волновался как-то по-особому. Не так как в бою. – Я просил его замолчать, но он не слушал. У меня не было иного выбора. Я не мог заставить его замолчать иным способом. Прости.
- Что ты сделал?
- Что мог. Нейл всё верно рассчитал – на отключение распознавателя «свой - чужой» нужно время. Его-то и не хватало. Как раз на столько, чтобы он передал своё сообщение. Я отключил прицел и выстрелил по памяти, на глазок.
Казалось, что даже город перестал шуметь. Все звуки как-то выцвели и отодвинулись в глубокую тень. Юлиана молчала.
- Знаешь, в тот момент, когда я жал на гашетку, я знал, по кому стреляю. За те секунды, что прошли с требования начать ретрансляцию, я вспомнил всё. Я много был должен Нейлу, начиная со своей жизни. Помнишь, однажды мы уже стояли на этом балконе, ты и я. Помнишь, как мне пришлось уйти. Не знаю, чем ты занималась после обрушения всего, за что я тогда держался, но брат твой всё понял правильно. Понял и остановил меня на краю. Отвлекал, как мог, от ненужных мыслей, развлекал. Когда я полетел на станцию, он отправился следом. Он не хотел, чтобы я пропал. Что-то такое разглядел во мне, что потом видел и Ник, и некоторые другие. Что-то не должно было быть загублено мной же самим. Нейл старался, как мог, но я не прислушивался. А потом убил.
Молчание Юлианы нарастало. Оно становилось глубоким, как море, и тихим, как открытый космос. Казалось, что оно глушит не только город, буянящий в первый за полтора века день Победы. Дэну казалось, что даже колошматящееся в горле сердце становится тише. Он боролся с собой, не позволяя телу обернуться чтобы посмотреть девушке в лицо. Дэн только и мог, что продолжать говорить.
- Не все тогда поняли, что я сделал. Ник понял. Он тоже был из ваших, из «пастырей». Он даже пытался отстранить меня от полётов. Он сразу понял, зачем я рвусь в бой. Тут я воспротивился. Он пытался меня отговорить, но не смог. Особое положение нашей части – скопление пушечного мяса тоже сыграло свою роль, мне кажется. Когда меня послали эскортировать ту глупую и несчастную журналистку, нас перехватило звено. Я их завалил. Потом она удивилась, что я простой пилот. Она решила, что я так крут, что должен быть одним из лучших. Знаешь, что я ей ответил? «Я хотел сдохнуть больше, чем они - жить. Потому и вышел». Не знаю сейчас, так ли было тогда. Не помню, - Он было понурился, но тут же вздрогнул от очередного салютного залпа.
- Дальше – больше. Один раз я сам, по собственной воле, поняв, что меня долго не сбивают, вышел против пятерых. Юлиана, я не знаю, почему стою здесь. Я-сегодняшний могу гарантированно завалить двоих. Троих – вероятно. Но тогда их было пятеро. И я был менее искусен. Я всё еще не верю что сижу здесь, с тобой. – Он хотел было протянуть руку, чтобы коснуться живого тепла её руки, но опять не позволил. Память, зараза, снова ожила. Дэн снова чувствовал тяжесть перегрузок, чувствовал исчезающее – тонкую грань, отделяющую его от от короткой вспышки боли и света, переходящей в полную темноту..
- Я не помню тот бой. Сплошной вихрь манёвров, контрманёвров и мелькающих мимо кабины снарядов. Словно стоишь в темноте на качающейся доске и уклоняешься от мух, несомых на тебя ветром. Я не боялся. Целиком ушел в работу. В голове одна мысль, что это конец. И Нейл, отражался в стёклах фонаря. Скоро, сейчас – плюс – секунда, он сможет высказать свои претензии мне лично.
Когда враги кончились, я был словно контужен и не понимал, кто я и где. Меня отбили, а я думал, что умер и это такой иной мир для пилотов – звёзды, тишина и пустота. Когда ведущий окликнул меня, то стало обидно.
Ник отругал меня, больше для проформы, поскольку для ребят я стал примером. Потом представили к награде – троих врагов я к их «прозрачным водам» всё же отправил. – Щелчок по ромбику «Чести воина». – А потом сделали ведущим звена. Полагаю, Ник решил подстраховаться. Он понимал, что я сколько угодно могу искать смерти, но гробить вверенных мне людей, я не буду.
Потом было разное. Когда Инна попросила о смерти и я нажал на гашетку, то хотел уйти с ней. Обломков было много, скорость сближения достаточная. Гарантия стопроцентная, но Серг раскусил маневр и оттащил меня в сторону. Я чуть не застрелил его за это. Нейл к Инне хорошо относился при жизни, думаю, не стал бы возражать, если б мы пришли к нему вдвоём... Генеральное сражение оставляло мне грошовые шансы. Но я здесь.

Я понял, что мне не удастся избежать этого разговора. Пустынные снаряды проходили мимо меня в ожидании, когда я во всем признаюсь тебе лично. В левом кармане пакет, там мое письменное признание и запись гибели Нейла. Поскольку не осталось никого, кто мог бы свидетельствовать, полагаю этого достаточным. Там же электронная версия дневника. Все записано. И действия, и мысли по их поводу.
Дэн не мог себя заставить обернуться. Он не пытался даже предположить, смотрит ли Юлиана на него, если да, то какими глазами. Город смолкал, на балконе неожиданно громко раздался скрип кобуры. Тисненая кожа неохотно выпустила наградной ствол. Дэн даже с некоторым удивлением посмотрел, а что это в его руке. Все правильно.
- Ты должна судить меня, и исполнить приговор. - Дэн плюхнулся на стул, спиной к по-прежнему молчащей Юлиане, висок приятно холодило. - Доказательная база при мне. Никаких подозрений и сомнений. Прилетел человек, весь в потерях, что делать дальше - ни малейшего понятия. Запутался, словом. И кается перед бывшей любимой. А потом уходит вслед за теми товарищами, что покинули этот мир раньше. Бытовая история. Конечно, я могу уйти сам, но правильным будет, если меня казнишь ты. Тебе нужно только дернуть.
Дэн так повернул руку, чтобы Юлина видела глубока пролезший через пусковую скобу палец.
- Не тяни. Ты должна казнить меня. Ты отомстишь за брата и отпустишь меня. Двойное благодеяние.
Данила едва не рассмеялся от облегчения, когда почувствовал как его кисть обвивается холодной ладонью с неожиданно сильными пальцами. А потом отвела пистолет в сторону.
Утром, когда нельзя было сказать с уверенностью, а спал кто или нет, Данила вновь стоял на балконе, растерянный и не понимающий на каком он свете. Ветер был не ощутим, но голая, отвыкшая от таких ласк кожа реагировала на утреннюю свежесть с нотками сгоревшего пороха восторгом, который едва сдерживался волей. Пилот устал, не верил что с ним происходит всё на самом деле и молча ждал.
- Да, дорогой, ты виноват. И я приговорила тебя к самому страшному наказанию. Ты будешь жить.
_- Что? - Данила не оборачивался, машинально начав прикидывать высоту балкона. – Нет, ты не можешь, ты должна…
- Верно. Считай, что Пилот Дэн Грэг умер этой ночью. А ьто, что от него осталось, принадлежит мне. Ты был готов покориться? Ну так слушай мой приказ – никуда теперь не денешься.
И тогда он обернулся.


Вернуться к началу Перейти вниз
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Вт Авг 07, 2012 7:58 pm

Ф С Ё.
Автор готов к приёму соболезнований
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Авг 10, 2012 12:24 pm

И усе? Ухлопал герой кучу народа, и мы даже не поняли во имя чего? Чтобы поплакать...и остаться жить?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Сб Авг 11, 2012 6:03 am

Ага. усё.
Тем более, что ВСЕ истории такие : пройтись по миру, истребляя врагов, а потом вернуться домой и сесть пить чай с кексом, как хоббит Бильбо у Профессора.
в любом случае спасибо за внимание и примите мои извинения, что отнял Ваше время.
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пн Авг 13, 2012 10:54 am

Харитон, извиняться не за что. Мне было интересно, и интересно до сих пор: в "Хоббите" есть изюминка - светлый юмор. Во "Властелине колец" (раз вспомнили Профессора) - ощущение Тайны.
У Стивена Кинга ("Бегущий человек", например)- очень жесткая критика современного общества.
На что следует обратить внимание в твоем произведении?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пн Авг 13, 2012 4:18 pm

На то, что не стоит путать виртуальную реальность и настоящую. Здесь тебя могут ждать настоящие потери, нервные срывы и постоянная угроза жизни.
А если серьёзно, сказано же, что стоит побаиваться своих желаний. Некоторые из них могут и осуществиться.

Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Авг 17, 2012 9:56 am

@Харитон пишет:
не стоит путать виртуальную реальность и настоящую.
Что ж, актуально. Но думаю, мы уже на 60% живем в виртуале (телевидение, газеты, игры онлайн -как все это соотносится с реальностью?) И этот процент будет расти.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Пт Авг 17, 2012 10:24 pm

Smile
Да, не даром Стругацкие предостерегали от фантазии направленной внутрь человека, а не наружу. Периодически мы узнаём о людях начинающих действовать в реале по законам виртуала. Получается не очень красиво.
А можно а по авторски пожужжу?
Хотелось бы узнать что осталось в памяти после прочтения, что понравилось, а что нет, что понятно, а что запутанно... И всё такое. Если не трудно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Линдор Айвендил

avatar

Сообщения : 2486
Дата регистрации : 2011-06-03
Откуда : Энроф

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Чт Авг 23, 2012 10:22 am

Запомнил я линию с пацифистом, там наиболее острый нравственный конфликт, это мне понравилось, а то, что он не получил развития, не понравилось.
Потом все было как-то очень одномерно, что ли. Уничтожил одних, других...Устал, отдохнул, еще кого-то уничтожил. Какая-то рутина. Хоть бы сатиры в духе Шекли что ли добавить.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.diary.ru/~tairent/
Харитон

avatar

Сообщения : 81
Дата регистрации : 2011-10-09
Откуда : город-герой Москва

СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   Чт Авг 23, 2012 10:47 am

Спасибо за чтение и отзыв.
А вот сатира и ирония это не моё.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Звездный огонь.   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Звездный огонь.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
7 Небо :: Литературное творчество :: Проза форумчан-
Перейти: